Что является единственным жильем должника 2018

Единственное жилье должника: революция в обращении взыскания ?

Что является единственным жильем должника 2018

Закрепление в Гражданском процессуальном кодексе РФ нормы о невозможности обращения взыскания на единственное жилье должника породило множество практических проблем.
Особенно эта ситуация обострилось после включения в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» главы о банкротстве физических лиц.

Суды столкнулись с ситуацией, когда зачастую невозможно соблюсти баланс интересов в отношениях «кредитор — должник».

С одной стороны выносятся решения о взыскании с физических лиц денежных средств, с другой стороны большую часть таких решений невозможно исполнить, потому что у должника нет средств и имущества, на которое можно обратить взыскание, а на единственное жилье законодатель распространяет имущественный (исполнительский) иммунитет.

Но как быть с дорогостоящим жильем должников — оставить им в собственность? Или со злоупотреблениями банкротов в отношении своих активов? Еще пару недель назад перспектива решения этой проблемы в российской правоприменительной практике представлялась отдаленной, но сразу два события конца ноября пролили свет на сложный вопрос единственного жилья. Сначала Верховный Суд вынес решение, указав, что единственное жилье, принадлежащее банкроту, может быть продано для погашения долгов. А затем Минюст РФ кардинально доработал свой законопроект об изъятии единственного роскошного жилья.

Впрочем, обо всем по порядку… Еще в 2012 году Конституционный Суд РФ вынес постановление, указав, что имущественный (исполнительский) иммунитет в отношении жилых помещений обоснован, поскольку нацелен на соблюдение значимого социального права — права на жилище.

Вместе с тем КС РФ подчеркнул, что жилое помещение должно быть разумно достаточным для удовлетворения конституционно значимой потребности человека в жилище (Постановление Конституционного Суда РФ от 14.05.

2012 N 11-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова».

Но в дальнейшем, на основании этого Постановления, законодатель не установил пределы действия имущественного (исполнительского) иммунитета применительно к жилому помещению.

Это негативно сказывается на правах кредиторов, которые лишены реальной возможности получить удовлетворение за счет реализации излишков жилого помещения.

Что делать если единственное жилье по площади превышает социальные нормы в десятки раз, а долги перед кредиторами огромны?

В научной и профессиональной среде высказывались различные точки зрения.
Одни предлагают переселение, раздел жилого помещения в натуре и обращение взыскания на его часть (Демкина А., Муршудова В.М. Кызы. Пределы имущественного иммунитета ( ЭЖ-Юрист. 2014. N 30. С.

1, 3), другие — отчуждение жилья с выплатой должнику части вырученных денежных средств (Гальперин М.Л. Обращение взыскания на единственное жилое помещение должника-гражданина: существует ли нормативное решение? ) Закон. 2013. N 10. С.

111 – 124), третьи — передачу кредитору в собственность части жилого помещения должника и т.д.

Судья Волгоградского областного суда, кандидат юридических наук, доцент Зарубин А.В.

считает, что серьезного внимания заслуживают только два способа: 1) выдел части жилого помещения в натуре; 2) дробление права с обращением взыскания на вновь образованную долю (Зарубин А.В.

Дробление права собственности на жилое помещение помимо воли собственника и обращение взыскания на вновь образованную долю )( Российский судья. 2017. N 10. С. 9 – 13).

А.В. Егоров, первый заместитель председателя совета Исследовательского центра частного права им. С.С.

Алексеева при президента РФ, предлагает для устранения откровенной несправедливости производить продажу единственного жилого помещения, явно несоразмерного для удовлетворения жилищной потребности должника и членов его семьи, выделять разумную сумму для приобретения замещающего жилого помещения (Егоров А.В. Процедура банкротства граждан-предпринимателей. Семь проблемных вопросов практики) ( Арбитражная практика. 2014. N 12. С. 40).

Cобственно законодатель тогда не заставил себя долго ждать, была предложена новая редакция абз. 1 ч. 1 ст.

446 ГПК РФ, которая предусматривает возможность отчуждения всего имущества и предоставления должнику части вырученных средств, достаточных для приобретения иного пригодного жилья (Проект федерального закона N 175340-6 «О внесении изменений в статью 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» (в ред., внесенной в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 21 ноября 2012 г.) (СПС «Консультант Плюс»). Данный законопроект был внесен в Государственную Думу РФ, но 15 ноября 2017 был отклонен.

9 января 2017 года Министерство юстиции РФ вынесло на общественное обсуждение законопроект, который дает возможность обращать взыскание на единственное жилье должника.

Так, продавать единственное жилье должника предлагалось при соблюдении двух условий: если площадь помещения в два раза превышает законодательно утвержденную норму для должника и его семьи, а стоимость — двукратную стоимость жилого помещения, которое полагается им по закону.

При этом у должника не должно быть денег и иного имущества, которое можно было бы продать для возврата задолженности.

Остаток вырученных за жилье средств после погашения долга предлагалось возвращать должнику (Проект Федерального закона «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Семейный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «Об исполнительном производстве» (не внесен в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 30.12.2016) (СПС «Консультант Плюс»).

Источник: http://www.jbi-group.ru/analytics/analysis_practice_bankruptcy/edinstvennoe-zhile-dolzhnika-revolyutsiya-v-obrashchenii-vzyskaniya-/

Единственное жилье заберут за долги?!

Что является единственным жильем должника 2018

«Мой дом – моя крепость!» — эта древняя английская пословица (My house is my castle) не теряет актуальности по сей день в Российском гражданском праве. Согласно ст.

446 ГПК РФ в редакции, действующий в настоящее время, нельзя отобрать единственное жилье за неуплату кредитов и другой задолженности, за исключением того случая, когда не выплачивается долг, по которому это жилье предоставлено в залог (ипотека).

С 2012 года периодически обсуждается необходимость внесения поправок в Гражданский процессуальный кодекс с целью дать возможность изъятия единственного жилья за долги. Как дела обстоят сейчас, и каковы перспективы принятия законопроекта об изъятии единственного жилья у должника в 2019 году, разберем далее.

Получить бесплатную консультацию
14 мая 2012 года Конституционный суд РФ в Постановлении №11-П указал на необходимость внесения поправок в статью 446 ГПК РФ в части возможного обращения взыскания на единственное жилье, если его площадь существенно превышает минимальные нормы;
2016 — 2018 годы Министерство экономического развития РФ предложило несколько версий законопроекта об изъятии единственного жилья у должников. Первая версия законопроекта была предоставлена на всеобщее обсуждение в конце 2016 года;
22 ноября 2018 года Верховный суд РФ вынес определение № 305-ЭС18-15724 по делу о банкротстве физического лица Фрущака А.В. № А40-67517/2017. Несмотря на ажиотаж в СМИ, ничего экстраординарного, на самом деле, не произошло. Подробнее…

Конституционный суд РФ в 2012 году, рассмотрев дело «о проверке конституционности положения абз. 2 ч. 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Гумеровой Ф.Х. и Шикунова Ю.А.

», указал на необходимость отмены «абсолютного иммунитета» для единственного жилья. Суд указал на нарушение баланса интересов кредиторов и должника в случае, когда должник располагает шикарным единственным жильем (к примеру, коттеджем площадью 500 м2).

При это должник в своём жилье проживает один и не желает или не имеет возможности платить по долгам.

Текущая редакция статьи 446 ГПК РФ не позволяет за долги обратить взыскание на жилое помещение и земельный участок, на котором оно расположено, если для должника и членов его семьи оно является единственным пригодным для проживания. Исключение составляет лишь ипотечное жилье, которое могут «забрать» за неуплату ипотечного долга.

Под ипотекой понимается не только кредит, взятый на покупку жилья, а также кредит под бизнес или другие цели, взятый под залог жилья.

Очень часто заемщики ошибочно предполагают, что, отдав копию свидетельства о государственной регистрацию права на квартиру или дом и указав их в анкете на получение кредита, они тем самым предоставили его в залог, и банк, в случае невыплаты кредита, сможет забрать жилье за долги.

Договоры залога недвижимого имущества (квартиры, дома, земельного участка) проходят обязательную государственную регистрацию в Росреестре.

Поэтому если при получении кредита, Вы не регистрировали никакого договора в Росреестре (либо не уполномочивали на это какое-либо другое лицо нотариальной доверенностью), то и в залог жилье по этому кредиту Вы не предоставляли, и забрать его не могут. Кроме того, не могут забрать не только сам дом, но и земельный участок, на котором он расположен.

Постановление Конституционного суда РФ послужило толчком к созданию серии законопроектов об изъятии единственного жилья за долги.

Получить бесплатную консультацию

Законопроекты об изъятии единственного жилья у должника

В конце 2016 года Министерство юстиции Российской Федерации подготовило первую редакцию законопроекта о внесении поправок в Гражданский процессуальный кодекс РФ (статьи 446 и 447) согласно которым предлагалось сохранить неприкосновенность единственного жилья лишь в том случае, если площадь жилья не превышает размера 2х-кратной нормы площади на должника и членов его семьи.

Данная версия законопроекта об изъятии у должников единственного жилья,предлагала сохранить право на единственное жилье, но ограничить его суммой и квадратными метрами. Согласно тексту законопроекта, единственное жилье «могут забрать за долги»:

  • Если его площадь превышает двукратную норму площади на должника и членов его семьи;
  • Если его рыночная стоимость превышает в два и более раза среднерыночную стоимость жилья аналогичной площади в данном регионе;
  • За долги личного характера: алименты, вред здоровью, моральный вред и т.д., за кредитные и иные долги — лишь в том случае, если кредит был взят после вступления в силу закона.

Законопроект подвергся сильной критике и в середине 2017 года Минюст внесло в его текст ряд правок. Основная идея обновленной версии законопроекта о том, что обращать взыскание на единственное жилье можно лишь в рамках исполнительных производств по алиментам и долгам ЖКХ. Но и в этой версии законопроект не был передан на рассмотрение в Государственную Думу.

В ноябре 2018 года Министерство юстиции «аноснисировало» новую редакцию законопроекта о возможности изъятия единственного жилья за долги.

В этой версии законотворец предлагает разрешить обращение взыскания на единственное жилье должника в ходе исполнительного производства и процедуры реализации имущества в деле о банкротстве физического лица.

Обращение взыскание на единственное жилье согласно этой редакции законопроекта возможно лишь:

  • если жилье является «роскошным» (его стоимость превышает 30 миллионов рублей или на каждого жильца приходится более 30 квадратных метров);
  • при условии предоставления кредиторами до момента реализации квартиры взамен альтернативного жилья. Альтернативное жилье должно быть расположено в том же районе города (населенного пункта) и иметь площадь не менее 20 квадратных метров на человека.

Важно не путать закон и законопроект. Это, на данный момент, всего лишь законопроект (проект закона), который не факт, что будет принят в редакции, предложенной министерством.

Законопроект будет рассматриваться в трех чтениях и лишь после трех чтений уйдет в Совет Федерации, а затем на подпись Владимиру Владимировичу Путину.

На наш взгляд, перспектива принятия и вступления в законную силу — не ранее 2020 года!

В каких случаях могут забрать единственное жилье?

В настоящее время на единственное жилье может быть обращено взыскание лишь в следующих случаях:

  • это жилье было предоставлено в залог в качестве обеспечения по обязательствам (кредиту или займу), которые не были выплачены в полном объеме (имеется непогашенный долг по этому кредиту или займу);
  • если будет установлено, что данное жилье не является для Вас единственным (к примеру, если Вы зарегистрированы и проживаете по другому адресу в муниципальном жилье). Подобные случаи периодически встречаются в судебной практике, поэтому мы настоятельно рекомендуем быть заргистрированными (прописанными) в своем единственном жилье.

В остальных случаях единственное жилье не может быть реализовано в ходе как исполнительного производства, так и в процедуре банкротства физического лица.

Поэтому, если Вы сомневаетесь, стоит ли проходить процедуру банкротства физического лица и не потеряете ли в этом случае единственное жилье, то рекомендуем не дожидаться ужесточений законов со стороны государства.

Освобождайтесь от долгов через процедуру банкротства в 2019 году, Ваше единственное жилье никто не тронет!

Источник: https://dolgam.net/problemy-s-vyplatami/edinstvennoe-zhile-zaberut-za-dolgi-/

Минюст предложил новый вариант изъятия единственного жилья у должников

Что является единственным жильем должника 2018

Доработанный документ позволяет изымать единственное — роскошное — жилье за любые долги, но только в рамках процедуры банкротства

shutterstock/vostock-photo

Москва. 30 ноября. INTERFAX.RU — Единственное, но роскошное жилье у человека можно будет изъять за долги в рамках процедуры банкротства, следует из доработанного законопроекта Минюста РФ, с которым ознакомился «Интерфакс».

Новеллы распространятся на все виды долгов, а не только на алименты и возмещение вреда, как обещали ранее в министерстве.

Эксперты называют документ «революционным» и потенциально интересным для крупных кредиторов, в частности, банков.

О начале разработке документа стало известно в январе 2017 года, когда Минюст обнародовал поправки в Гражданский кодекс РФ и закон об исполнительном производстве, разрешающие продавать с торгов единственное жилье должника.

Это допускалось, если обязательства превышают 5% от его стоимости, а площадь в два и более раза больше социальной нормы (разная по регионам — в среднем 14-18 на человека).

Такой вариант развития событий предполагался, если задолженность подтверждена судом и другого имущества для взыскания не нашлось.

Эксперты идею раскритиковали за риск граждан лишиться привычного жилья при наличии весьма скромных долгов по ЖКХ или кредитам. К примеру, закон мог бы распространяться на имеющих долг в 50 тыс. рублей и квартиру стоимостью в 1 млн рублей.

В результате в мае 2017 года Минюст пообещал, что жилье за долги по кредитам, ЖКХ изымать не будут. Сферу действия проекта ограничили случаями взыскания долгов по алиментам, возмещению вреда здоровью или в связи со смертью кормильца, а также по возмещению вреда от преступления.

Уточнили и параметры «роскошного» жилья — более 36 кв. метров на человека. А размер долга устанавливался на сумме не менее 200 тыс. рублей.

Свою инициативу министерство объясняло необходимостью исполнить постановление Конституционного суда (КС) РФ от мая 2012 года, в котором тот поручил законодателю определить пределы имущественного иммунитета на единственное жилье должника. КС РФ решил, что он не должен распространяться на помещения, размеры которых превышают средние показатели, а их стоимость достаточна для удовлетворения требований кредитора. Иначе нарушается баланс интересов должников и кредиторов.

Доработанный документ

Теперь Минюст кардинально переписал законопроект. Обновленный документ позволяет изымать единственное жилье за любые долги, но только в рамках дела о признании человека банкротом.

Поправки в закон о несостоятельности разрешают включать его в конкурсную массу, а затем реализовывать на торгах. Инициировать процедуру банкротства человека можно, если размер долга перевалил за 500 тыс.

рублей, а просрочка — не менее 3 месяцев.

Четких параметров «роскошности» на этот раз Минюст не предлагает. «Пока не доказано иное, не считается роскошным жилище, стоимость которого заведомо не превышает 30 млн рублей», либо на каждого члена семьи должника, проживающего в нем, не превышает 30 кв. метров, говорится в законопроекте.

Доказывать «роскошность» жилья будет заявитель, желающий изъять его, а суд при решении этого вопроса будет «принимать во внимание» число проживающих совместно с должником и «иные обстоятельства».

При этом отказать в изъятии суд должен, если размер требований «явно несоразмерен стоимости спорного жилища» — это предполагается, если размер долга менее 1 млн рублей либо менее 5% от стоимости спорного жилища.

На улице до покупки нового жилья должник не останется. Кредитор должен еще до продажи ему купить взамен другое, более скромное, допускается покупка и за счет денег из конкурсной массы.

Среди требований: расположение в том же населенном пункте, что и изымаемое, не аварийное и уже построенное, а на каждого члена семьи приходится не менее 10 кв. метров жилой площади и 20 общей, количество изолированных комнат — не менее половины числа членов семьи.

В расчет не будут приниматься те, у кого есть другое жилье. Кроме того, не должна ухудшиться доступность садиков, школ, больниц для детей и нетрудоспособных иждивенцев должника.

Суд может определить дополнительные критерии с учетом места работы и учебы, заболеваний членов семьи и иных обстоятельств. Кредитор и финансовый управляющий должны обеспечить возможность участия должника и членов его семьи в просмотре нового жилья.

Кроме того, проект предусматривает возможность на год приостановить рассмотрение вопроса об изъятии жилья при наличии уважительных причин у должника и членов его семьи, в частности, беременности, наличия детей до одного года, тяжелой болезни.

Оставшиеся после реализации роскошного жилья средства пойдут на погашение долгов кредиторов, а остатки — достанутся должнику.

Что думают эксперты

Мнения экспертов на счет проекта разделились. «Законопроект можно назвать революционным, поскольку до настоящего времени единственное не ипотечное жилье оставалось практически недосягаемым для кредиторов», — говорит партнер «Пепеляев Групп» Юлия Литовцева.

Предлагаемый механизм достаточно разумный, соглашается руководитель практики «Недвижимость. Земля. Строительство» АБ КИАП Сергей Попов. По его словам, огромный плюс законопроекта в том, что он хоть что-то предлагает.

И сейчас в практике встречаются случаи, говорит он, когда кредиторы предлагают должникам купить взамен жилье поменьше, а имеющееся продать и закрыть долг.

Но, как правило, на это должники не соглашаются и ссылаются на то, что жилье единственное.

По словам Литовцевой, многие из состоятельных ответчиков или банкротов до настоящего времени убеждены в том, что можно вывести любые активы, без риска сохранив за собой дворец-дом-квартиру, названные в законопроекте роскошными. «Безусловно, это ненормальная с точки зрения баланса интересов должника и кредиторов ситуация, настоятельно требующая решения», — считает она.

Против идеи выставления на торги единственного жилья должников партнер юрфирмы «Юст» Александр Боломатов. «Отнимать жилье — это ужасная подлость. Давайте тогда сразу в долговую яму сажать», — говорит он.

По его мнению, кредиторы не должны компенсировать свои риски единственным жильем должника — нужно знать своего партнера и подстраховываться. В других случаях, например, компенсации ущерба нужно взыскивать с доходов, но для этого нужно улучшать, в частности, работу приставов.

Права кредиторов были бы лучше защищены, если бы исполнение можно было системно контролировать, например, через банки, если бы появились частные приставы, полагает Боломатов.

Он убежден, что КПД нововведения будет высоким совсем недолго. «Люди быстро поймут, что единственное жилье под ударом, будут переводить его на родственников, друзей. Новая норма будет действовать год — через год ее КПД упадет», — убежден он.

По его мнению, государство может продавить эту идею не столько в интересах кредиторов, сколько в интересах коммунальщиков и налоговиков.

Новый механизм может быть интересен для крупных кредиторов, располагающих возможностью предоставить заем на приобретение другого жилья для должника, в частности, банков, полагает Литовцева.

Попов напоминает, что 22 ноября Верховный суд РФ как раз в деле о банкротстве гражданина высказался о том, что роскошное жилье может составлять предмет взыскания.

Юрист правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Руслан Муртазин отмечает, что многие юристы и судьи объективно полагают, что единственное жилье — понятие относительное и, исходя из здравого смысла, не каждое единственное жилье нужно исключать из конкурсной массы. Однако, по его словам, пока непонятен порядок оценки и дальнейшей продажи роскошного жилья. «Возможно, заявитель столкнется и с другими трудностями: с поиском жилья и переселением гражданина-банкрота, с косвенными расходами», — отмечает он.

Источник: https://www.interfax.ru/russia/640181

Суд отказался исключать из конкурсной массы должника единственное жилье стоимостью 28 млн руб

Что является единственным жильем должника 2018

12 апреля Арбитражный суд г. Москвы вынес определение по спору между кредитором и должником относительно исключения из конкурсной массы единственного жилья последнего. Напомним, ранее «АГ» писала о том, что Верховный Суд РФ отменил решения нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Обстоятельства дела

Как сообщала ранее «АГ», в мае 2007 г. Анатолий Фрущак занял 250 тыс. долларов США у физлица, впоследствии уступившего Андрею Кузнецову право требования возврата займа по договору цессии.

В августе прошлого года суд признал заемщика банкротом и ввел в отношении него процедуру реализации имущества должника, назначив финансового управляющего. Единственным кредитором был Андрей Кузнецов, его требование на сумму 13,8 млн руб.

включили в третью очередь реестра требований кредиторов.

ВС допустил изъятие у гражданина-банкрота единственного жилья стоимостью 28 млн руб.Суд указал, что должник не опроверг доводов кредитора о том, что целью подачи заявления о собственном банкротстве была попытка прекратить процедуру обращения взыскания на его пятикомнатную квартиру

По завершении формирования конкурсной массы выяснилось, что кроме пятикомнатной трехэтажной квартиры в Подмосковье у гражданина нет иного имущества, которое могло быть взыскано с целью погашения задолженности перед кредитором.

Впоследствии Анатолий Фрущак обратился в суд с ходатайством об исключении из конкурсной массы спорной квартиры, которая была единственным жильем должника. Данное ходатайство было удовлетворено арбитражным судом г. Москвы.

Апелляция и кассация оставили определение суда первой инстанции без изменения. Суды пришли к выводу о недопустимости обращения взыскания на единственное жилье должника. Свое решение суды обосновали ссылками на ст. 446 ГПК РФ, ст. 213.1, п. 1 и 2 ст.

213.25 Закона о банкротстве.

Дополнительные обстоятельства, принятые ВС во внимание

Андрей Кузнецов обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, который оценил обстоятельства, ранее установленные судами общей юрисдикции.

Так, 19 октября 2010 г. Одинцовский горсуд заочно взыскал с Анатолия Фрущака в пользу Андрея Кузнецова задолженность по договору займа и судебные расходы на сумму 8,7 млн руб. В январе следующего года было возбуждено исполнительное производство, в ходе которого на спорную квартиру был наложен арест. Летом 2011 г.

заочное решение суда было отменено, и Анатолий Фрущак заключил со своей супругой соглашение о разделе имущества – спорная квартира перешла супруге должника, а в собственность последнего достались 900 тыс. руб. Впоследствии супруги официально развелись, и бывшая жена должника подарила спорную квартиру своей дочери.

В 2013 г.

суд признал соглашение о разделе имущества супругов и договор дарения спорной квартиры недействительными сделками, совершенными с целью сокрытия имущества от обращения на него взыскания по требованию кредитора, прекратив право собственности бывшей супруги и ее дочери на спорную квартиру. Судебный пристав-исполнитель восстановил права Анатолия Фрущака на квартиру и наложил на нее арест, оценив ее в 20 млн руб. Далее квартиру передали на реализацию путем открытых торгов в форме аукциона.

Также суды признали законность действий судебных приставов-исполнителей по реализации спорной квартиры. Кроме того, суд отказался удовлетворять иск бывшей супруги к Анатолию Фрущаку о разделе совместно нажитого имущества по причине недобросовестности ее действий, направленных на сокрытие имущества от обращения на него взыскания.

В ряде судебных актов суды общей юрисдикции зафиксировали факт недобросовестности самого должника в виде злоупотребления правом, так как совершенные им действия препятствовали реализации спорной квартиры для погашения установленной судом задолженности.

При этом суды установили, что с момента покупки спорной квартиры Анатолий Фрущак в ней не проживал, а был зарегистрирован по фактическому месту жительства. Регистрация должника в спорной квартире состоялась лишь в октябре 2017 г.

(после снятия ареста с недвижимости).

Верховный Суд отправил спор на новое рассмотрение

Оценив вышеуказанные обстоятельства, ВС РФ пришел к выводу, что применение ст. 446 ГПК в части, касающейся обращения взыскания на жилое помещение, должно быть одинаковым как в исполнительном производстве, так и в процедуре банкротства.

Как указал Суд, в обособленном споре единственный кредитор должника неоднократно ссылался на то, подача должником заявления о признании себя банкротом направлена на исключение из конкурсной массы должника единственного ликвидного актива – спорной квартиры, рыночная стоимость которой составляет 28 млн руб.

В этой связи ВС отверг выводы арбитражных судов о том, что ссылки кредитора на судебные акты судов общей юрисдикции, состоявшиеся до возбуждения дела о банкротстве, не имеют правового значения.

Верховный Суд пояснил, что арбитражные суды присвоили спорной квартире статус единственного жилья в отсутствие каких-либо пояснений и без указания каких-либо новых обстоятельств дела.

При этом они не опровергли доводы кредитора о том, что подача в суд должником заявления о собственном банкротстве преследовала единственную цель по обходу вступивших в законную силу судебных решений. Указанными действиями должник намеревался прекратить процедуру обращения взыскания на имущество, законность которой уже была подтверждена в судебном порядке.

С учетом изложенного ВС РФ вынес Определение № 305-ЭС18-15724 по делу № А40-67517/2017, отменив судебные акты нижестоящих инстанций и направив дело на новое рассмотрение.

Суд отказал должнику в исключении спорного жилья из конкурсной массы

При новом рассмотрении дела АС г. Москвы отметил, что недобросовестность действий Анатолия Фрущака по воспрепятствованию им реализации спорной квартиры была фактически установлена вышеупомянутыми судебными актами.

Поэтому ни пояснения должника и его представителя в судебном заседании, ни показания вызванных им свидетелей, подтвердивших факт проживания должника в спорной квартире, не являются допустимыми доказательствами, поскольку они направлены на переоценку обстоятельств, установленных вступившими в законную силу судебными актами.

Также суд отметил, что аналогичные объяснения были представлены Анатолием Фрущаком в Верховном Суде РФ в качестве письменных пояснений по кассационной жалобе его кредитора, причем в текущем судебном разбирательстве он не опроверг доводы противной стороны, возражающей против удовлетворения его ходатайства.

С учетом изложенного арбитражный суд г. Москвы вынес определение, которым оставил без удовлетворения заявление должника об исключении из его конкурсной массы спорной квартиры.

Эксперты «АГ» поддержали решение суда первой инстанции

Адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев заметил, что в своем определении арбитражный суд практически дословно повторил позицию Верховного Суда от 29 ноября 2018 г. «Судом в очередной раз подчеркнуто, что недобросовестное поведение должника уже фактически установлено судами в других процессах, поэтому данные факты не требуют дополнительного доказывания», – считает эксперт.

«Примечательно, что такие выводы суда в российской практике впервые появляются при рассмотрении дела в первой инстанции. Это означает, что позиция Верховного Суда позитивно повлияла на правоприменительную практику, и в дальнейшем суды будут руководствоваться именно ей, а юристы, представляющие кредиторов, еще и данным определением арбитражного суда», – подчеркнул адвокат.

При этом в качестве негативного фактора Илья Прокофьев отметил частое упоминание в документе со ссылкой на определение ВС РФ формулировок «недобросовестное поведение» или «сокрытие имущества». «Такие формулировки, в случае их закрепления в практике, могут привлечь к популяризации возбуждения правоохранительными органами уголовных дел по ст. 195 и 196 УК РФ», – полагает адвокат.

Руководитель группы по банкротству АБ «Качкин и Партнеры» Александра Улезко полностью поддержала решение суда.

«Многочисленные злоупотребления должника, как на этапе исполнительного производства, так и производства по делу о банкротстве привели к тому, что кредитор более 8 лет (с октября 2010 г.) не может получить исполнение решения суда о взыскании в его пользу денежных средств.

Совершенно правильно, что недобросовестное поведение, направленное на сокрытие имущества от обращения на него взыскания, не должно поощряться судом», – отметила эксперт.

По мнению эксперта, данное дело показательно тем, что в исключительных случаях, исходя из конкретных обстоятельств дела, суд все же может преодолеть исполнительский иммунитет единственного жилого помещения.

Она выразила надежду, что такой подход поможет противодействовать уклонению от исполнения своих обязательств недобросовестными должниками в других делах.

«Более того, такое поведение должника должно влечь последствия в виде неосвобождения его от исполнения обязательств по результатам процедуры банкротства», – считает Александра Улезко.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/sud-otkazalsya-isklyuchat-iz-konkursnoy-massy-dolzhnika-edinstvennoe-zhile-stoimostyu-28-mln-rub/

Вс рф разъяснил, что можно делать с единственным жильем должника

Что является единственным жильем должника 2018

Судебная коллегия по гражданским делам ВС разобрала жалобу должника на действия пристава. Он арестовал единственную жилплощадь должницы, а та посчитала, что это нарушает ее права.

ВС РФ разрешил автосалонам не выдавать гражданам подменный автомобиль

Ситуация с взысканием долгов сегодня актуальна для многих. Долги надо возвращать. Особенно по решению суда. На это и существует служба судебных приставов. Но всегда ли их действия правомерны? Практически все должники знают, что единственное жилье трогать запрещено. Так ли это на самом деле, и какие действия пристав имеет право совершать с квартирой должника, не нарушая при этом закон?

В районном суде Петербурга было вынесено решение по иску против местной жительницы. Она по решению суда обязана была вернуть немалый долг. Пристав завел исполнительное производство и арестовал земельный участок и часть дачи гражданки. Их продали, и деньги ушли на погашение долга.

Но этих средств на все погашение не хватило, и пристав наложил арест на квартиру, где жила должница с ребенком.

Но с арестом квартиры ответчица не согласилась. Она пошла в другой райсуд с заявлением, в котором оспаривала вынесенное приставом постановление по аресту жилья. В обоснование своего иска гражданка написала, что квартира — единственное место проживания для нее и ее маленького сына, поэтому ее нельзя арестовать.

Районный суд с этим заявлением согласился.

В своем решении суд первой инстанции сказал, что согласно статьи 79 Закона об исполнительном производстве взыскание не может быть обращено на принадлежащее должнику на праве собственности имущество, перечень которого установлен в Гражданском процессуальном кодексе. Единственное пригодное для постоянного проживания помещение включено в этот список (статья 446 ГПК.)

ВС РФ признал законным отказ в оформлении загранпаспорта уголовникам

«Поскольку на спорную квартиру как на единственное место жительства должника не может быть обращено взыскание, то арест на имущество, на которое не может быть обращено взыскание, не может быть использован как самостоятельная мера принудительного исполнения и не может привести к исполнению решения суда», — записано в решении районного суда.

Кредитор и судебный пристав обиделись на такой вердикт и написали жалобу в Санкт-Петербургский городской суд.

В апелляции сказано, что арест квартиры был сделан «не с целью обращения на него взыскания, а как самостоятельная мера принудительного исполнения, предусмотренная законом об исполнительном производстве». Но горсуд не поддержал пристава и кредитора.

Апелляция заявила, что их довод «основан на неверном толковании действующего законодательства». Суд сказал, что предпринятая приставом мера не входит в перечень оснований для наложения ареста.

Поэтому «довод о правомерности наложения ареста с целью принуждения должника к фактическому исполнению требований исполнительного документа не соответствует действующему законодательству» — записано в апелляционном решении. А еще горсуд сказал, что наложение ареста для обеспечения сохранности имущества в нашем случае лишено юридической значимости, поскольку «такой арест в настоящем деле не может привести к исполнению решения суда».

Кредитор с такой формулировкой также не согласился и пошел дальше и выше — в Верховный суд РФ. А там, прочитав это дело, заявили следующее — акты питерских судов неправильные и подлежат отмене, поскольку их выводы основаны «на неправильном толковании норм материального права».

В своем определении Судебная коллегия по гражданским делам указала, что арест в качестве исполнительного действия может быть наложен приставом «в целях обеспечения исполнения решения суда, содержащего требования об имущественных взысканиях» (статьи 64 и 80 Закона об исполнительном производстве). По мнению Верховного суда, несмотря на то что в статье 446 ГПК запрещается обращать взыскание по исполнительным документам на единственное жилье должника, арестовывать такое жилье можно, потому как арест взысканием не является. Это разные действия.

По мнению коллегии, суд первой инстанции и апелляция ошибочно поставили знак равенства между запретом на совершение с квартирой регистрационных действий и мерами принудительного исполнения. В решении Верховного суда сказано, что «из постановления судебного пристава-исполнителя видно, что оно вынесено в целях обеспечения исполнения решения суда».

И суд уточнил, что ограничения права пользования квартирой и обращения на нее взыскания, а именно — изъятия квартиры и ее реализации либо передачи взыскателю, этот арест не предусматривает. Жить как жила должница в своей квартире может спокойно, но после наложения ареста женщина не сможет распорядиться жильем. То есть продать его, подарить или поменять.

Верховный суд РФ разрешил увольнять военных за опоздание из отпуска

Верховный суд в этом деле использовал постановление Пленума «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» (ноябрь 2015 года).

В том постановлении сказано, что арест жилого помещения, являющегося единственным для постоянного проживания должника-собственника и его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом (в том числе вселение и регистрацию иных лиц), не могут быть признаны незаконными, если эти меры приняты судебным приставом-исполнителем, чтобы должник не мог распорядиться недвижимостью в ущерб интересам взыскателя. (Дело N 78-КГ15-42)

Источник: https://rg.ru/2016/02/23/vs-rf-raziasnil-chto-mozhno-delat-s-edinstvennym-zhilem-dolzhnika.html

Прокуратура Ханты-Мансийского автономного округа-Югры

Что является единственным жильем должника 2018

27.02.2018

Отношение законодателя к частной собственности на жилье принципиально меняется в течение последних 25 лет.

С принятием Конституции РФ снят целый ряд ограничений на приобретение жилья в собственность, на пользование и распоряжение таким жильем.

Ранее возможность владения и пользования жилыми домами, жилыми помещениями, принадлежащими гражданам на праве собственности, у совместно проживающих супругов и детей ограничивалась одним домом, квартирой под угрозой принудительной продажи жилья «сверх одного» (ст. 106, 107 ГК РСФСР).

В настоящее время законодательство по количеству приобретаемых в собственность жилых помещений и размеру этих помещений ограничений не содержит (ст. 213 ГК РФ).

Увеличению доли частного жилья в жилищном фонде Российской Федерации способствовало принятие Закона о приватизации жилых помещений, а также положение ст. 218 ГК, предусматривающей право члена жилищного и жилищно-строительного кооператива, полностью внесшего свой пай за квартиру, приобретать в собственность эту квартиру.

Собственники жилья приобрели право сдавать его на возмездной основе за плату, определяемую соглашением сторон, без каких-либо ограничений в сумме. Раньше сдача внаем жилого помещения с оплатой, превышающей установленные пределы, квалифицировалась как использование жилья для извлечения нетрудовых доходов.

Следствием этого могло явиться безвозмездное изъятие жилого помещения (ст. 131 ЖК РСФСР).

В результате динамично развивающихся в стране экономических правоотношений, гражданский оборот с каждым годом становится все более развитым, и все более распространенными становятся различные гражданско-правовые инструменты, в частности, кредиты и займы, все чаще и актуальнее встает вопрос возврата выданных кредитов и займов.

Один из самых надежных инструментов кредитора в борьбе с неплательщиком — это возможность обращения взыскания на имущество должника.

Согласно общему правилу, закрепленному в ст. 46 ФЗ «Об исполнительном производстве», взыскание по исполнительным документам обращается в первую очередь на денежные средства должника в рублях и иностранной валюте и иные ценности, в том числе, находящиеся в банках и иных кредитных организациях.

В случае же отсутствия у должника денежных средств, достаточных для удовлетворения требований взыскателя, взыскание обращается на иное принадлежащее должнику имущество.

При этом, согласно ст.

446 ГК РФ, к имуществу, принадлежащему гражданину-должнику на праве собственности, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам, относится жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением случаев, если имущество является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.

Таким образом, в этом случае закон защищает право должника на жилище.

Законодатель на сегодняшний день выработал четкую позицию в отношении обращения взыскания на жилые помещения: если оно в собственности и является единственным, обратить взыскание нельзя, а если является единственным, но при этом является также и предметом ипотеки, то можно.

К примеру, в постановлении № 11-П от 14.05.2012 года Конституционный суд РФ не признал положения ст. 446 ГПК РФ противоречащими Конституции РФ в силу того, что положения данной статьи направлены на защиту конституционного права на жилище не только самого гражданина-должника, но и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершеннолетних, престарелых, инвалидов.

Так, граждане обращались в суд по вопросу взыскания на доли в жилых помещениях, собственниками которых являлись их должники.

Заявители предполагали возможность реализации их долей с публичных торгов, по той причине, что за время проведения исполнительного производства должники не внесли в счет погашения долгов каких-либо денежных средств, а все предпринятые судебными приставами меры не дали эффективного результата.

Суд подчеркнул, что обращение взыскания на такое жилое помещение (его части) должно осуществляться на основании судебного решения и лишь в том случае, если суд установит, что оно явно превосходит определенные законом нормативы, а доходы гражданина-должника несоразмерны его обязательствам перед кредитором.

Однако, данный судебный акт не отменяет положения о невозможности обращения взыскания на единственное жилье. Постановлением Конституционного Суда РФ абз. 2 ч. 1 ст.

446 ГПК РФ признан не противоречащим Конституции РФ, поскольку данное законоположение направлено на защиту конституционного права на жилище, а также на обеспечение государством достоинства личности, как того требует ст. 21 Конституции РФ, условий нормального существования и гарантий социально-экономических прав в соответствии со ст.

25 Всеобщей декларации прав человека, на обеспечение указанным лицам нормальных условий существования и гарантий их, социально-экономических прав и в конечном счете — на реализацию обязанности государства охранять достоинство личности.

Необходимо обратить внимание, что данным Постановлением федеральному законодателю предложено внести необходимые изменения в гражданское процессуальное законодательство, регулирующее пределы действия имущественного (исполнительского) иммунитета применительно к жилому помещению (его частям), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания, установить критерии, которые позволяли бы определить жилое помещение как явно превышающее по своим характеристикам указанный уровень (площадь помещения — общая и жилая, его конструктивные особенности, рыночная стоимость и т. д.), предусмотреть порядок обращения взыскания на него, а также уточнить перечень лиц, подпадающих под понятие «совместно проживающие с гражданином-должником члены его семьи».

Однако данные изменения федеральным законодателем пока не приняты.

https://www.youtube.com/watch?v=my09Hpj0jDw

Вместе с тем вышесказанное не свидетельствует о том, что у гражданина не может быть изъято из собственности жилое помещение, являющееся его единственным жилищем по иным основаниям, как на возмездной, так и на безвозмездной основе.

Согласно ч. 3 ст. 35 Конституции РФ принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

Статья 32 ЖК определяет порядок обеспечения жилищных прав собственника жилого помещения при изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд. Частью 1 данной статьи установлено, что жилое помещение может быть изъято у собственника путем выкупа.

Частью 2 ст. 17 ЖК предусматривается возможность использовать жилье — наряду с проживанием — для индивидуальной предпринимательской или профессиональной деятельности (научные работники, писатели, надомные работники и т.п.). При этом необходимо соблюдать правила пользования жилым помещением.

Критериями, ограничивающими пределы осуществления такой деятельности, являются: соблюдение прав и интересов соседей, а также соблюдение требований пожарной безопасности, санитарно-гигиенических, экологических, требований по пользованию инженерным оборудованием в соответствии с техническими параметрами здания, уровню шума, излучения и иных требований законодательства.

Согласно ст. 293 ГК РФ использование собственником жилого помещения не по назначению может повлечь в установленном порядке принудительное его изъятие (ст. 235 ГК).

В частности, возможно изъятие жилья при нарушении ч.4 ст. 30 ЖК РФ, обязывающей собственника жилого помещения поддерживать его в надлежащем состоянии, не допуская бесхозяйственного обращения с ним, соблюдать права и законные интересы соседей, правила пользования жилыми помещениями, а также правила содержания общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме.

Последствием самовольных переустройства или перепланировка жилого помещения (ст. 29 ЖК) является продажа жилья на основании судебного решения с публичных торгов с выплатой собственнику вырученных от продажи средств за вычетом расходов на исполнение судебного решения (с возложением на нового собственника такого жилья обязанности привести его в прежнее положение).

Помимо изложенного, на основании норм Закона от 03.12.

2012 № 230 — ФЗ «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам» органы прокуратуры вправе обратиться в суд с заявлением об обращении в доход Российской Федерации объектов недвижимости, в отношении которых должностным лицом не представлено сведений, подтверждающих их приобретение на законные доходы.

В этом случае, в отсутствие доказательств его приобретения на законные доходы, на основании части 2 ст. 235 ГК РФ, осуществляется принудительное изъятие у собственника имущества, которое допускается по решению суда, в доход РФ.

Отдел по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе

Возврат к списку

Источник: http://www.prokhmao.ru/legal-advice/64613/

ПраваГуру
Добавить комментарий