Как сдать торговцев наркотиками анонимно

«Честно говоря, я и не помню, сколько всего я перепробовал»: Дима покупает, продает и употребляет наркотики

Как сдать торговцев наркотиками анонимно

Маленькая детская площадка в центре Санкт-Петербурга покрыта снегом, стемнело пару часов назад. В окне дома напротив кто-то курит. Тихо.

Зеленая скамейка похожа на ту, что была изображена на фотографии.

20-летний петербуржец Дима наклоняется и водит рукой под сиденьем скамейки до тех пор, пока, наконец, не нащупывает то, что ищет: маленький пластиковый пакетик, обмотанный изоляционной лентой, прикреплен магнитом к металлическому каркасу скамейки.

В пакетике — полграмма белого порошка. Дима открывает пакетик, заглядывает в него и кивает. Похоже, там именно то, что обещали в интернет-магазине: полграмма «чистого амфетамина».

«В прошлый раз под деревом был кусок гипсокартона, внутри которого в вакуумном пакете был порошок. Иногда пакетики прячут за распределительные коробки в подземных переходах, в светильниках, за дверные коробки, под подоконники или коврики. Насколько хватит воображения».

Переход наркоторговли в анонимные сети произошел в России быстро и резко — по крайней мере, большая часть наркотиков в Москве и Санкт-Петербурге продается через интернет.

Как сообщается в докладе ООН, во всем мире через интернет осуществляется только 8% всех сделок.

Особенность России состоит в том, что передача наркотиков в крупных городах происходит главным образом при помощи незаметных закладок в городе.

Дима, который не называет нам свою фамилию — один из пользователей анонимных сетей. Он — обычный энергичный молодой человек. Дима согласился на интервью, потому что «тема интересная».

Подрабатывать продажей наркотиков через интернет Дима начал шесть лет назад, когда ему было 14. Тогда в так называемом темном сегменте интернета только что открылась новая торговая точка под названием RAMP (Russian Anonymous Marketplace, «Российская анонимная торговая площадка»).

«Расплачивались биткойнами и через Qiwi-кошелек. Другими словами, через системы, которые не дают отследить данные плательщика. Вы вносите деньги на банковский счет, переводите их с карты в Qiwi-кошелек и меняете деньги на биткойны».

Прошлой осенью Министерство внутренних дел России объявило о том, что ему удалось закрыть RAMP. В конце концов, популярная торговая площадка действительно прекратила свое существование. Однако закрытие страницы не остановило торговлю наркотиками, даже наоборот. Созданная до закрытия RAMP торговая площадка «Гидра» (Hydra) стала еще популярнее.

«Все происходит в сети Tor, эти системы никто и никогда не сможет закрыть», — говорит Дима.

В комнате общежития он включает компьютер, заходит в сеть Tor, а затем — на торговую площадку Hydra.

На самом деле это виртуальный торговый центр со множеством маленьких магазинов, которые предлагают неимоверное количество услуг: платишь 3,4 тысячи рублей и можешь получить данные кредитной карточки кого угодно! Российский паспорт стоит 180 тысяч рублей, дипломатический паспорт — 200 тысяч.

Самым большим спросом пользуются небольшие дозы наркотиков. Например, полграмма амфетамина стоит 700 рублей. После оплаты вы получаете координаты закладки и фотографию места, где она расположена.

«Прошлой весной Hydra смело начали рекламировать себя в , но полиция все равно не смогла их найти. Согласно рекламе, у них покупают наркотики восемь миллионов человек, в клиентах числится 400 тысяч дилеров», — рассказывает Дима.

Заявление о восьми миллионах россиян, которые покупают наркотики, кажется преувеличением, но в теории это вполне возможно.

Упраздненная ФСКН (Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков) уже три года назад говорила о том, что в России могут употреблять наркотики около восьми миллионов человек, и три миллиона из них употребляют тот или иной наркотик регулярно.

После 2015 года число наркоманов, которые пользовались услугами здравоохранения, увеличилось практически на 15%. На основании этой информации можно прийти к выводу, что наркотики стали употреблять значительно чаще. По информации Министерства здравоохранения, в России зарегистрировано 800 тысяч наркоманов.

Продажи через интернет возросли очень резко. Российская версия журнала «Вилледж» (The Village) утверждает, что в 2014 году у RAMP числилось всего 14 тысяч клиентов. Страница Lenta.ru сообщает, что перед закрытием площадки у RAMP было 295 тысяч клиентов. А теперь страница Hydrа говорит о миллионах.

Максим Малышев, координатор уличной социальной работы Фонда имени Андрея Рылькова, работающего с наркоманами, считает, что о масштабе торговли наркотиками в интернете из-за скрываемого характера нельзя сказать ничего конкретного. Он не хочет подписываться под заявлением о том, что доступность наркотиков приносит дополнительные проблемы.

«Во-первых, сложно утверждать, что наркотики достать настолько легко. Покупателю нужно установить сервер, завести анонимный Qiwi-кошелек, получить биткойны, найти закладку», — перечисляет Малышев.

«Покупатели могут быть и наркозависимыми, и случайными клиентами. Доступность не оказывается решающим фактором, если зависимость уже есть. Такие пользователи составляют определенный процент населения, и их число не зависит от покупок, сделанных через интернет».

Kayhan29.12.2017The Washington Post26.10.2017Delfi.lt01.05.2017Финский интернет-магазин наркотиков существует уже больше десяти лет.

Торговая площадка Silkkitie («Шелковый путь») по-прежнему работает, и форум Sipulikanava («Луковый канал»), который был закрыт таможней Финляндии в прошлом году, сразу же получил преемника.

Большая часть продавцов Silkkitie — иностранцы. На финскоязычном Sipulikanava чаще продавали товар в розницу.

Сари Сарани (Sari Sarani) из Центральной криминальной полиции Финляндии говорит, что достать можно все: наркотики, оружие и взрывчатку.

«На форуме договаривались о покупке, а потом — о месте встречи. Сообщениями долгое время анонимно обменивались при помощи приложения Wickr».

Преемник Sipulikanava работает по такому же принципу. В Финляндии закладки небольших доз наркотиков — не такое распространенное явление, как в России.

«У полиции нет большого количества средств, которое позволяло бы вмешиваться в этот процесс. В сети Tor человека нельзя выследить, как и в приложении Wickr».

В отношении проблем, связанных с наркотиками, Сарани придерживается того же мнения, что и Максим Малышев.

«Люди, которые употребляют наркотики, в любом случае где-нибудь их найдут».

Дима вместе со своим другом попробовал себя в роли наркокурьера. Молодой человек использует именно это слово, а не «торговец» или «посредник». Это слово хорошо подходит для того, чтобы рассказать о преступной деятельности на низших ступенях торговли наркотиками.

«Мы находим в сети магазин наркотиков, оставляем залог, — рассказывает Дима о задачах курьера. — Нам отправляют фотографию товара, координаты и фотографию места, где должна быть первая закладка. Затем нам нужно поделить товар на равные части весом в определенное количество граммов».

«Мы работали таким образом чуть больше месяца, делали 70-80 закладок в неделю. Я делал фотографии, отправлял координаты, мой друг фотографировал местность, и все данные заливались в облако. Другими словами, если бы нас остановила полиция и изучила сообщения, контакты и изображения на наших телефонах, у нас бы уже не было никакой информации, все бы уже было в облачном сервисе».

По словам Димы, «курьерская работа» прекратилась из-за утраты доверия.

«Нас пытались развести на деньги после того, как полиция дважды задерживала наших клиентов. Нам говорили, что мы работаем на полицию, и доверия к нам нет».

Как сообщает координатор по работе с наркоманами Максим Малышев, многие торговцы действительно сотрудничают с полицией.

«Это распространенная практика. Торговцы сдают некоторых своих клиентов, чтобы полиция не вмешивалась в их бизнес. В интернет-магазинах такое тоже случается часто».

«В целом наша политика по борьбе с наркотиками сосредоточена не на пресечении крупной торговли, а на преследовании клиентов. Эта задача гораздо легче».

Дима говорит, что за шесть лет испробовал все возможные виды наркотиков.

«Честно говоря, я и не помню, сколько всего я перепробовал. Правда, уже больше месяца я ничего не употреблял. Не было ни денег, ни желания».

«В плане доступности система очень удобная. А поскольку меня пока не задержали, то еще и безопасная».

«Но то, что системой могут пользоваться и подростки — это очень плохо. Продавцы стремятся к тому, чтобы курьерам было больше 18 лет. И на страницах Hydra есть несколько золотых правил: кладки нельзя делать рядом со школами, детскими садами и полицейскими участками».

Россия упразднила надзорную службу

Российское подразделение полиции по борьбе с наркотиками работало в подчинении Министерства внутренних дел до 2003 года. Тогда Федеральная служба налоговой полиции в одну ночь стала независимым ведомством по борьбе с наркотиками ФСКН. На пост руководителя назначили петербургского ветерана КГБ Виктора Черкесова, который раньше представлял президента в Северо-Западном федеральном округе.

В 2008 году Черкесову пришлось уступить место другому петербургскому ветерану КГБ Виктору Иванову, который стал руководителем ведомства по борьбе с наркотиками в результате конфликта служб безопасности и властных структур. Мировой рынок наркотиков начал в то же время перемещаться в интернет.

Американский интернет-преступник Росс Ульбрихт (Ross Ulbricht) создал Silk Road, первую версию одного из самых известных форумов по продаже наркотиков в 2011 году. В 2012 году россиянин под псевдонимом Darkside открыл торговую площадку RAMP по образцу Silk Road.

Ульбрихта, который фигурировал в интернете под именем Dread Pirate Roberts, задержали в 2013 году в США. Данных о Darkside нет.

В 2016 году президент России Владимир Путин усилил Министерство внутренних дел и перевел контроль за наркотиками туда, где он осуществлялся изначально. Иванов потерял свой пост и место в Совете безопасности и вышел на пенсию.

Российские СМИ начали уделять внимание продаже наркотиков через интернет только весной 2017 года, когда Россия занималась подготовкой закона, ограничивающего работу ряда сайтов в интернете.

В прошлом году в силу вступил закон, запрещающий использование сети VPN для открытия страниц, которые в России запрещены. Интернет-преступность — одна из главных причин появления нового закона, но на Западе Россию подозревают в ограничении свободного использования данных.

В прошлом сентябре Министерство внутренних дел сообщило о закрытии страницы RAMP. Критики сообщили, что, закрытие RAMP только пошло на пользу странице Hydra, которая сейчас является лидером по продаже наркотиков в России.

Аня Саранг, президент российского Фонда имени Андрея Рылькова, проводящего работу с наркоманами, отмечает, что работа сайта Hydra соответствует своему названию. «Отрежешь одну голову, появится сто новых. Закрытие таких страниц мало что решает в любой стране мира».

Криминалисты считают, что преступные действия лучше всего отслеживать при помощи, например, фиктивных покупок.

Согласно докладу Европола, крупнейшие европейские интернет-площадки по продаже наркотиков действуют в Германии, Великобритании и Голландии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru/social/20180331/241834091.html

Закладка наркотиков: курьеры по особо тяжким поручениям

Как сдать торговцев наркотиками анонимно

Кладмены, нанятые через интернет, заканчивают тюрьмой

— В пятницу в пять часов вечера приходит ребенок домой в наручниках и с ним человек семь мужчин. Они представились сотрудниками уголовного розыска. Сказали: «Ваш сын задержан за торговлю наркотиками.

Он делал закладки». Ваня сразу во всем сознался и выдал все, что у него было, — в общей сложности 50 граммов марихуаны. Забрали, описали и сына увезли, — рассказывает Марина М. (имя изменено).

Голос у нее убитый.

Его знакомые ребята работали кладменами и хвастались, что живут красиво, даже на съемную квартиру хватает. Пару раз Ване дали попробовать марихуану, а потом предложили тоже стать курьером. Он согласился: надоело просить у мамы деньги на карманные расходы. Еще мечтал купить новый игровой компьютер. Но попался на первой же закладке.

Самый обычный парень. Ему 18, учится в колледже. Вернее, учился, потому что ближайшие годы Ваня проведет в колонии. Ему вменяют хранение, попытку сбыта в крупном размере и принадлежность к преступной группировке.

Преступления, связанные с наркотиками, из разряда тяжких, и санкции по ним крайне суровые. Закон здесь беспощаден, даже за убийство порой дают меньше.

Ване грозит большой срок, и это несмотря на то, что дело будет рассматриваться в особом порядке: парень полностью признал свою вину.

На днях Марина ездила к нему на свидание в следственный изолятор: «Он раскаивается, плачет. Говорит: «Я в жизни не мог подумать, что это так может обернуться!»

Ужас в том, что история не из ряда вон, а вполне тривиальная. Таких, как Ваня, тысячи. И, возможно, прямо сейчас, пока вы читаете эти строки, ваш сын раскладывает пакетики по адресам, где его уже ждут полицейские.

Студенты и школьники-старшеклассники ловятся на щедрые посулы дилеров. Их прельщает возможность быстро и без особого труда заработать на новый айфон или компьютер. Впрочем, среди наркокурьеров есть и вполне себе небедные ребята, которые ищут адреналин, но это, скорее, исключение из правила.

Тех, кто развозит закладки с наркотиками, называют кладменами, или минерами. Есть еще трафаретчики, которые рисуют на асфальте и фасадах зданий объявления типа «Соль, курительные смеси» и номер телефона.

Но именно курьеры — самая расходная единица криминального бизнеса на наркотиках.

Срок жизни кладмена на свободе два месяца, а потом вступает в действие 228-я статья УК, «два-два-восемь», которую справедливо называют народной.

  * * *

«Ты вносишь залог, тебе скидывают первый мастер-квест — то есть надо найти клад для кладмена. Мастер-клады делают кладмены — они на ступень выше и занимаются оптом. Кладмен забирает свой мастер-квест, в котором стаффа на 20 кусков по оптовым ценам.

Процесс пошел, хотя 20 тысяч — это очень мало. Вот когда залог в 60–100 тысяч, тогда не нужно каждый день гонять за новым товаром: взял один и три-четыре дня работаешь.

Бывает, что если у тебя совсем нет залога, могут запросить паспортные данные, но это для отбитых: тебя просто в рабство получают», — откровенничает в Сети некий Макс. 

Все это обставляется, как шпионская игра, но в действительности преступники учат заметать следы: курьер делает закладку и отправляет подробные координаты с фотографией диспетчеру. Клиент переводит деньги на киви-кошелек, затем ждет подтверждения от продавца и лишь тогда получает полную навигацию.

Особой изобретательностью минеры не отличаются. Излюбленные места — клумбы, подъезды, общественные туалеты, детские площадки.

Но, по рассказу модератора одного специфического сайта, бывают люди с фантазией, которые «клад» прячут, к примеру, в карманах джинсов, продающихся в секонд-хенде, и даже на вывесках, расположенных на десятиметровой высоте. Чтобы достать заветный пакетик, надо превратиться в человека-паука.

В общем, эта криминальная работа далеко не так проста, как может показаться на первый взгляд. Подготовить хорошую закладку и спрятать ее — целая наука. Некоторые интернет-магазины даже устраивают стажировку для будущих сотрудников.

Нравы в этой среде очень суровые. На одном из специальных сайтов висит ролик, где воронежские наркобарыги наказывают кладмена за воровство — парня жестоко избивают, а потом отрубают ему мизинец…

Отдельный «квест» — поиск закладки. Клиенту приходит эсэмэс-сообщение: сделай 100 шагов, ищи у дома под деревом. На одном из пабликов периодически вывешиваются анонимные истории, в которых покупатели-наркоманы делятся своими сильными впечатлениями от поиска дозы.

«…Был случай, когда минер-гений прицепил магнит в перила, сделанные в виде трубы, прямо на крыльце в шаге от двери районной поликлиники.

Я пришел снимать после обеда и понимаю — о нет! Люди ходят, как на вокзале, каждую минуту кто-нибудь входил-выходил, то есть ну просто общественное место, нереально добиться одиночества.

Легким движением руки запускаю палец внутрь, медленно, но верно и одним только кончиком среднего пальца нащупываю клад. Я знал, что он там, но достать было нереально. Сходил в ближайший магазин за длинной ложкой, не помогло — перила еще и изогнутые.

Прокопался больше часа, делая короткие подходы каждые несколько минут. Всем форумом решали, как лучше поступить: купить поисковый магнит, болгаркой распилить эти перила или еще что. В итоге продавец посоветовал купить… рулетку, якобы подцеплю, и все будет ок. Ничего не вышло, доза до сих пор в этих перилах. Ненавижу клады в трубах…»

Другая история — готовый сюжет для кинокомедии: «Пришел клад за 10 км от города. Мой знакомый в то время работал на маршрутном такси, мы решили с ним съездить. За 300 метров от места у нас застряла машина, ждали какой-нибудь грузовик, чтобы вытянул нас. Сидели, смотрели на фото, примерно определяя, где наше добро, увидели столб и вышли из машины, чтобы забрать клад.

И вдруг, как из преисподней, вылетел желтый снегоуборщик и всю чертову гору снега притаранил к нашему столбу! Мы были в шоке. Догнали этот адский трактор и попросили откопать обратно, он долго не соглашался. В итоге откопал, но клад был прям у земли. Мы стрельнули у него лопату и еще полчаса копали около этого столба. Нашли, но, пока копали, у нас сняли два колеса.

Наутро нас увез эвакуатор…»

Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно. Слишком много молодых людей сейчас находится под следствием за наркотики. Когда задерживают на закладке, это оформляется как покушение на сбыт. Если очень повезет.  

Где только не прячут клады…

  * * *

На самом деле между теми, кто раскладывает, и теми, кто покупает, очень тонкая грань.

— Почти все новенькие молодые наркоманы тоже пробовали торговать. Просто всем, кто покупает, рано или поздно предлагают продать. Особенно когда нужны деньги. Эти люди выступают таким пушечным мясом. Их-то и сажают.

Спрос на данный контингент большой: постоянно требуются новые курьеры для распространения взамен убывших в места не столь отдаленные.

А вот организаторов этих магазинов найти очень трудно, — психолог Денис Наумов знает, о чем говорит.

По наблюдению моего собеседника, за последнее десятилетие портрет наркомана очень изменился. На место 30–40-летних героинщиков пришли подростки. Если раньше нужно было лично знать дилера и приходить к нему на квартиру, где он изготавливал свой товар, то сейчас другие каналы распространения. Все идет через Интернет, позволяющий наркодельцам сохранить анонимность.

Как правило, большинство курьеров — это наркоманы, которым не хватает денег на дозу. Некоторые соглашаются пройти курс лечения либо под гнетом родительского ультиматума, либо потому, что это смягчающее обстоятельство для суда.  

— Технология вовлечения простая: школьнику дают попробовать раз, другой, и вот он уже подсаживается, хочется все больше, а денег нет, — продолжает мой собеседник.

— Ему предлагают: «А не хочешь подзаработать? Часть товара разложишь, часть — тебе». В классе он такой крутой. Эта тема сейчас вовсю романтизируется среди молодых. Только их практически и используют. Курьеры — пушечное мясо.

На свободе кладмен живет пару месяцев. Максимум через полгода его «закроют» очень надолго.

Виктор В. (имя изменено) согласился на условиях анонимности немного рассказать о своем личном кладменском опыте: «Узнал об этом на сайте, на котором покупал наркотики. Плюс от своей знакомой, с которой мы вместе употребляли.

Она сказала, что это способ поднять деньги. На сайте висели различные вакансии, в зависимости от взноса первоначального, начиная с 10 «кусков» для кладмена.

Залог для работника склада — от 100 «кусков», для перевозчика — от 150 «кусков».

Спрашиваю Виктора, каково это — работать кладменом, зная, что тебя в любой момент могут арестовать?

— Никогда не был в трезвом состоянии, когда класть ездил. Наверное, от страха, — признается он. — Когда количество, которое я перевозил, стало в несколько раз больше, решил на такси ездить, так как общественным транспортом было стремно. Но мысли о том, что рано или поздно меня посадить могут, практически не было, так как был уверен, что всегда смогу откупиться.

  Не всегда. …Надежда на хорошего адвоката, который отмажет от народной статьи, как правило, беспочвенна. Проще, наверное, защитить человека, обвиняемого в убийстве, чем того же кладмена. Задержали с закладкой? Получи срок…

Виктор не видит ничего предосудительного в работе «минера». По наблюдению психолога, для наркоманов это типично: «Работает механизм отрицания, когда в торговле и употреблении находят только плюсы. Есть страх, есть азарт, но не угрызения совести.

Зависимость — это болезнь, меняющая физиологию и психологию человека. Спустя год наступают последствия: психоз либо передозировка. Практически все начинают воровать, потому что постоянно нужны деньги на новую дозу.

Лишить его этого — все равно что отнять у голодного еду».

На форумах хвастают, что в провинции умелый закладчик выходит на 80–120 тысяч рублей в месяц при свободном графике. В Москве заработок якобы еще выше.

По признанию одного опытного кладмена, если правильно прятаться, можно получить намного больше.

Это ведь не рекламные буклеты раскладывать по почтовым ящикам и не товары из обычных интернет-магазинов развозить по адресам за незавидную зарплату и скромные чаевые.

Быстрые деньги — одна сторона медали. Другая — совсем не радужная. Статья «два-два-восемь» не случайно зовется народной. Сидельцев по ней не перечесть. Половина — молодежь в возрасте до 30 лет. Из них далеко не все осознавали, что совершают преступление.

Вот что говорит Лев Левинсон, известный эксперт в области наркополитики:

— Еще лет пять назад оперативная работа велась преимущественно через проверочные закупки. Сейчас эта технология уходит на второй план. Попадаются прежде всего не закладчики, а покупатели. Именно на тех, кто приобретает, делается статистика по тяжким преступлениям, потому что состав — приобретение и хранение в крупном размере, даже без цели сбыта — относится именно к такой категории дел.

Это 228-я статья УК, часть вторая. Устраивают ловушки иногда сами сотрудники полиции и, что интересно, совершенно законно. Покупателей берут тепленькими. Дело в том, что по тяжким преступлениям можно проводить оперативно-розыскное мероприятие — контрольную поставку. Если раньше на проверочной закупке ловили продавцов, то теперь на поставке — приобретателей. Половина садится на реальный срок.

Небольшое приобретение — это административная ответственность, а значительное — уже уголовная статья. Причем на новые синтетические наркотики, которые называются спайсами, установлены заниженные, микроскопические количества вещества, чтобы квалифицировать их как значительного или крупного размера.

Вес считается с наполнителем. Четверть грамма спайса — это уже крупный размер. Обычно приобретают 2–3 грамма и идут автоматом на срок от трех до десяти лет. Если человек ранее не был судим, у него есть шанс получить сравнительно небольшой срок. Большей частью за приобретение дают 3–4 года.

Санкция же закладчика при крупном размере от 10 до 20 лет.

Проблема достигла угрожающих масштабов и уже превратилась, без всякого преувеличения, в социальную катастрофу, потому что в этих наркосетях запутываются тысячи молодых ребят. Барыги нанимают все новых и новых исполнителей, а полицейские повышают раскрываемость.

Я нисколько не оправдываю наивных кладменов, которым предложили легкий заработок. Иногда работодатели могут намекнуть, что это не совсем легально, но если внаглую не раскладывать прямо на глазах у полиции, то все будет хорошо. Тихо, спокойно сделали работу, и все. За все время с нашими курьерами никаких неприятных случаев не было.

Здесь все от первого до последнего слова — наглая ложь. «Неприятных случаев», если к этой категории отнести тюремный срок, сколько угодно. И безобидных курительных смесей, доставкой которых завлекают неопытных юнцов, что бы ни говорили дилеры, не бывает.

Но я сочувствую их родителям, пребывающим в неведении относительно того, какой приработок их дети нашли в Интернете. Безмятежность продолжается ровно до того момента, пока в дом не придут с обыском.

Почему так редко проводится разъяснительная работа со старшеклассниками, студентами колледжей и вузов? Не та, что ради галочки, а настоящая, оставляющая след? Вместо того, чтобы вовремя остановить тех же кладменов, попавших в разработку, полицейские ждут, потирая руки, когда птичка окажется в клетке. Речь-то не о дилерах, а о юнцах, впервые переступивших черту, которых достаточно жестко предупредить о последствиях.

У меня было много вопросов к сотрудникам Управления по контролю за оборотом наркотиков. Увы, пришлось довольствоваться лишь письменным ответом пресс-службы Петровки, 38.

Приведу его полностью: «На сегодняшний день лидирующую позицию в сфере незаконного оборота наркотиков занимают схемы бесконтактного способа распространения подконтрольных средств и веществ.

Прежде всего речь идет об использовании наркосбытчиками сети Интернет: как в части межличностного общения посредством мессенджеров, переписки с аккаунтов в социальных сетях и через различные системы анонимайзеров, так и с целью получения денежных средств с применением систем электронных платежей.

Соответственно, противодействие наркопреступлениям, совершаемым с использованием сетевых ресурсов и IT-технологий, а также незаконной рекламе и пропаганде наркотиков в Интернете является одной из важных задач, стоящих перед подразделениями по контролю за оборотом наркотиков.

Ее реализация включает в себя получение и проверку информации о сетевых ресурсах, предлагающих наркотики, в том числе ставшей известной по обращениям граждан. С целью выявления и пресечения деятельности самих организаторов наркобизнеса работа ведется в рамках оперативно-розыскной деятельности».

…А Ваня считает дни до суда. Обычный парень, каких много…

Источник: https://www.mk.ru/social/2018/03/20/zakladka-narkotikov-kurery-po-osobo-tyazhkim-porucheniyam-zhivut-nedolgo.html

Мы не карательный орган: как МВД и анонимные наркоманы помогают зависимым

Как сдать торговцев наркотиками анонимно

Единый колл-центр для наркозависимых и их близких организовали в рамках интерактивного ресурса Pomogut.by. Если кто-то оказался в сложной жизненной ситуации, он может зайти на сайт проекта или позвонить по номеру 8-017-311-00-00 для оказания помощи.

© Photo : Freeimages

Как будет работать колл-центр, что заставило анонимных наркоманов и МВД поработать вместе и что гарантирует анонимность тем, кто обратится за помощью, выяснил Sputnik.

Обратиться за помощью – не значит получить срок

«Три года назад я решил попробовать прийти в группу «Анонимных наркоманов». К тому моменту я принимал наркотики около 18 лет. Потерял все, что было. Грустно, одиноко.

Однажды я подслушал разговор мамы с моей сестрой, мама говорит: «Скорей бы он уже умер, один раз отмучилась бы». Собственные дети от меня отворачивались, делали вид, что меня не замечают.

Я пришел в группу, и вот уже три года не употребляю», – рассказал выздоравливающий зависимый Василий.

© Sputnik / Елена Васильева

Торжественное открытие центра

Общественное объединение «Анонимные наркоманы» – одна из возможностей для тех, кто ищет помощи. В колл-центре могут предложить и другие варианты помощи, и не только зависимым, но и их семьям. Организатором и инициатором проекта выступило МВД.

Василий честно признается: он очень надеется, что этот проект поможет, потому что слишком часто те, кто попал в беду, не знают, к кому обратиться. На горячей линии подскажут ориентиры. В то, что центр поможет, верят и в наркоконтроле: такое сотрудничество предполагает, что перед открытием колл-центра проблему действительно изучили со всех сторон.

Консультировать в центре будут анонимно. Тех, кто боится, что данные об обратившихся передадут в МВД, успокаивают: даже телефоны клиентов фиксировать не будут.

© Sputnik

«Кто звонит, сколько раз он будет звонить – это не отслеживается. Номера телефонов, с которых звонят клиенты, не будут фиксироваться. И ни в какие организации информация передаваться не будет», – заверил волонтер Василий.

Эти слова подтверждают и в наркоконтроле.

«Мы хотим изменить сознание наших граждан, МВД не должен восприниматься как карательный орган – ты обратишься, а тебе 15 лет. Мнение, будто МВД ведет учет наркоманов – это чушь. В проекте заложена возможность и анонимного, и гласного оказания помощи.

Нас не волнует фамилия обратившегося. Наша задача в том, чтобы помочь конкретным людям и заодно оценить уровень наркоугрозы.

Захочет человек потом идентифицироваться – пожалуйста», – пояснил глава управления по наркоконтролю и борьбе с торговлей людьми МВД Геннадий Казакевич.

Обратиться за помощью – не значит получить срок. В Беларуси наказывается приобретение, хранение, перевозка наркотических средств, но не их употребление. И законодательство предусматривает возможность избежать ответственности в случае добровольной сдачи вещества, сотрудничества со следствием. Наркозависимость не влечет уголовной ответственности.

© Sputnik / Елена Васильева

Представитель МВД Геннадий Казакевич

«Символика МВД многих пугает. МВД ассоциируют с карательным органом, а здесь оно выступило как куратор проекта, который помогает наркоманам. В центре никого из МВД не будет, они сделали этот проект и отдают его нам», – рассказал Василий, который в центре будет работать волонтером.

Не важно, сколько преступлений, важен уровень угрозы

«Задача была в том, чтобы это было не мертворожденным проектом, а работало», – пояснил Казакевич.

Центр открылся на базе Минского городского центра социального обслуживания семьи и детей. Напрямую с наркозависимыми здесь прежде не работали, а вот с их близкими встречаться приходилось.

© Sputnik / Елена Васильева

Директор центра Екатерина Мальцева

«К нам на телефонную линию поступило за девять месяцев 726 обращений. Звонили члены семей наркозависимых, их близкие люди.

На базе нашего центра проводятся группы для созависимых, уже прошло больше 75 занятий с начала года. В них приняли участие 270 человек.

Мы будем продолжать оказывать помощь, и теперь это происходит под кураторством МВД, которое нас не бросает», – рассказала директор центра Екатерина Мальцева.

Наркоконтроль не бросает общественные организации еще и потому, что хоть уровень наркоугрозы в Беларуси снижается, латентность наркомании остается высокой.

«Мы начали с того, что услышали запросы аудитории, на которую хотели этот проект нацелить, – что нужно наркозависимым, что нужно их семьям, то есть созависимым. Мы провели социологические исследования, прибегли к помощи бизнес-аналитиков и IT-технологиям, которые сформировали ресурс.

Есть блоки для чтения, есть робот, который готов дать информацию по определенному направлению, а если пользователь хочет поговорить с абонентом, его переключат на оператора колл-центра.

Работать он будет 24 часа в сутки без выходных, мы готовы привлечь столько специалистов, сколько понадобится», – пояснил Казакевич.

Он заверил, что для МВД сейчас не важно, сколько выявлено наркопреступлений, важен уровень наркоугрозы. Количество передозировок с 2014 года, в том числе с летальным исходом, уменьшилось в пять раз. Снизилось и количество состоящих на учете.

«Но при этом мы констатируем и увеличение наркорынка исходя из увеличения количества изымаемых наркотиков. Мы изъяли более 800 килограммов наркотиков в этом году, а это почти вдвое больше, чем в прошлом.

Мы констатируем увеличение количества преступлений, совершенных группами и организованными группами. Мы не только страна потребления.

Мы и страна транзита, наркотик идет через нас в Россию, а оттуда возвращается мелкими партиями», – пояснил Казакевич.

Позвонить, если грустно

Волонтеры из общественной организации «Анонимные наркоманы» знают проблему хорошо и готовы помочь каждому обратившемуся, который хочет завязать с наркотиками.

© Sputnik / Елена Васильева

Один из операторов центра

«Мы все употребляли наркотики. Мы будем волонтерить, отвечать на звонки. Мы сами выбирались из этой ямы и не понаслышке знаем, что это за проблема, и с радостью принимаем участие в проекте. Будет ли будущее у него, покажет время, но очень круто, что нас всех объединили, и теперь мы можем принести пользу людям», – сказал Василий.

Когда-то он был уверен, что умрет наркоманом. Сейчас он не употребляет и знает, что порой зависимому человеку нужно просто поговорить, так захлестывает чувство одиночества. И в такой ситуации они тоже могут позвонить в центр.

«Потому что стало грустно. Зависимые люди склонны к депрессивным состояниям. Наша задача – выйти на диалог, понять, чего человек хочет. Если он хочет бросить наркотики, можно подобрать организацию, где окажут помощь, за деньги или бесплатно. Мы можем поговорить, чтобы он не чувствовал себя одиноким, ведь именно это чувство толкает на нехорошие поступки», – пояснил Василий.

Помочь хотят и близким зависимых людей, которые привыкли к манипуляциям. Родственникам и друзьям помогут подобрать модель поведения с зависимым человеком.

В группах собираются люди с разными жизненными ситуациями, и хорошо, если человеку с проблемой удастся попасть в среду, где ему об этом расскажут. Он сможет увидеть в чьей-то истории свою и попробовать то решение, которое уже кто-то применил. Может, не все подойдет, но что-то может привести к выздоровлению.

Проблема лишь одна – помочь возможно только тому, кто хочет принять помощь.

«Если человек хочет выздороветь, тогда мы все силы приложим. Мы все сделаем, чтобы его достать. Есть группа «Анонимных наркоманов», есть реабилитационные центры открытого и закрытого типа. Например, зависимого могут отправить в центр в Москве или Краснодаре, в Крыму, поставив в условия, когда он вынужден попытаться выздороветь», — констатировали в центре.

Источник: https://sputnik.by/society/20181018/1038240603/My-ne-karatelnyy-organ-kak-MVD-i-anonimnye-narkomany-pomogayut-zavisimym.html

ПраваГуру
Добавить комментарий