Конституция рф о религии и свободе совести

Статья 28 Конституции России

Конституция рф о религии и свободе совести

Текст Ст. 28 Конституции РФ в действующей редакции на 2019 год:

Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Комментарий к Ст. 28 Конституции Российской Федерации

Свобода совести и вероисповедания относится к личной свободе, но ее особенность заключается в том, что по своей природе она одновременно является одной из разновидностей духовных свобод. Реализация свободы совести и вероисповедания способствует духовному развитию человека, формированию его как личности с определенной системой нравственно-религиозных воззрений.

Положения ст. 28 Конституции РФ, устанавливающие свободу совести и вероисповедания, включают в себя несколько важных понятий.

Прежде всего речь идет о совести и ее свободе. Понятие «совесть» нередко отождествляется с вероисповеданием, атеизмом либо с выбором воззрений, стоящих между ними. Однако совесть и ее свобода, хотя и составляют ядро религиозной нравственности, по своему содержанию значительно шире вопроса об отношении к Богу.

Совесть есть особое душевное свойство каждого человека, присущее ему вне зависимости от того, признает человек Бога или отрицает его, и состоит оно во врожденном познании и различении нравственных категорий добра и зла.

Вместе с тем, так как Россия провозглашена светским государством, ее гражданам предоставляется право самостоятельно определять нравственные основы добра и зла либо в соответствии со своими религиозными убеждениями, либо с тем, что именуют «общечеловеческой моралью или нравственностью».

Поэтому в широком понимании свободы совести государство признает наличие в обществе многообразных мировоззренческих позиций и убеждений, охватывающих отношение человека к идеологии, религии, нравственности, политике, науке, культуре и т.д. В этом смысле свобода совести равнозначна свободе убеждений и мировоззрений (ч. 1-3 ст.

13 Конституции РФ). В Конституции РФ прямо не сформулировано «право на убеждения», но запрещается принуждение к выражению убеждений или отказу от них (ч. 3 ст. 29).

Конституция РФ в ст. 28 определяет свободу совести в узком смысле, подразумевая под этой категорией отношение человека к вере и религии. Отсюда свобода совести в данном контексте — это право исповедовать или не исповедовать какую-либо религию.

Свобода совести тесно связана со свободой вероисповедания. Свобода вероисповедания — более узкое понятие и касается тех, кто придерживается в своих убеждениях той или иной веры.

Необходимость выделения этого элемента свободы совести связано с религиозным многообразием, исторически сложившимся на территории России, где люди исповедуют православие, католицизм, протестантизм, иудаизм, ислам, буддизм, а также входят в различные религиозные секты.

Свобода вероисповедания включает право человека в признаваемом им вероучении исповедовать свою веру индивидуально или совместно с другими, входить либо не входить в какие-либо религиозные организации. Индивидуальное или совместное с другими вероисповедание представляет собой совершение религиозных обрядов по правилам, изложенным в конкретном вероучении.

Конституция РФ в ст. 28 предусматривает возможность совершения действий в соответствии с избранными убеждениями.

К таким действиям, помимо выполнения религиозных обрядов и церемоний, могут быть отнесены распространение религиозных и иных убеждений непосредственно или через средства массовой информации, миссионерская деятельность, дела милосердия и благотворительности, религиозное обучение и воспитание, подвижничество (монастыри, скиты и пр.), паломничество и иная деятельность, определяемая вероучениями.

положений ст. 28 Конституции РФ соответствует ст. 18 Международного пакта ООН о гражданских и политических правах. Это право закрепляется в ст. 9 (ч.

1) Европейской Конвенции о защите прав и основных свобод: «Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию и убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком, в отправлении культа, учении и выполнении религиозных и ритуальных обрядов».

Наряду с Конституцией РФ право на свободу совести и вероисповедания регулируется Федеральным законом от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ (с посл. изм. и доп.) «О свободе совести и о религиозных объединениях»*(118).

Отдельные вопросы пределов реализации и охраны данного права определяются в Гражданском и уголовном кодексах РФ, Кодексе РФ об административных правонарушениях и других законах, нормативных правовых актах РФ, а также законах и нормативных правовых актах субъектов РФ*(119).

Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», конкретизируя положения Конституции РФ, определяет содержание права на свободу совести и свободу вероисповедания. Свобода выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения принадлежит людям не только в пределах вероисповедания, но охватывает все убеждения вообще.

Свобода вероисповедания означает, что никто не обязан сообщать о своем отношении к религии и не может подвергаться принуждению при определении своего отношения к религии, к исповеданию или отказу от исповедания религии, к участию или неучастию в богослужениях, других религиозных обрядах и церемониях, в деятельности религиозных объединений, в обучении религии. Запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих (ч. 5 ст. 2 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»).

Иностранные граждане и лица без гражданства, законно находящиеся на территории Российской Федерации, пользуются правом на свободу совести и вероисповедания наравне с гражданами Российской Федерации и несут установленную федеральными законами ответственность за нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях.

Свобода совести и вероисповедания не является абсолютной. Существуют определенные ограничения данной свободы, обозначенные непосредственно Конституцией РФ. Поскольку вероисповедание в подавляющем большинстве случаев связано с деятельностью того или иного религиозного объединения, ч. 5 ст.

13 Конституции РФ запрещает создание общественных объединений, цели или действия которых направлены на разжигание религиозной розни. В соответствии с ч. 2 ст. 19 Конституции РФ запрещается дискриминация по признаку религиозной принадлежности. Согласно ч. 2 ст.

29 Конституции РФ, запрещается пропаганда или агитация, возбуждающие религиозную ненависть и вражду. Нельзя пропагандировать и религиозное превосходство.

Согласно п. 4 ст.

2 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», по просьбам религиозных организаций решением Президента РФ священнослужителям в соответствии с законодательством Российской Федерации о воинской обязанности и военной службе в мирное время может предоставляться отсрочка от призыва на военную службу и освобождение от военных сборов. В отношении предоставления священнослужителям отсрочки от призыва на военную службу Президент РФ принял специальный Указ от 14 января 2002 г.

Еще одна гарантия связана с трудовой деятельностью верующего человека. В пункте 7 ст. 4 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» для органов государственной власти предусмотрена возможность объявлять дни религиозных праздников дополнительными нерабочими (праздничными) днями.

Источник: http://konstrf.ru/28

Статья 28 Конституции Российской Федерации

Конституция рф о религии и свободе совести

Последняя редакция Статьи 28 Конституции РФ гласит:

Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Комментарий к Ст. 28 КРФ

Комментируемая статья занимает важное место в системе прав и свобод человека и гражданина, в частности среди его личных прав и свобод. Она содержательно связана со ст. 2, определяющей соотношение прав и свобод человека и гражданина с обязанностями государства, раскрываемое содержательно в ст.

14 (о РФ как светском государстве), в ст. 28 (о свободе совести) и с рядом других частей Конституции. В число прав и свобод человека как высшей ценности входят и свобода совести, свобода вероисповедания, которые государство обязано признавать соблюдать и защищать. Часть 1 ст.

7, определяющая РФ как социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, и статья 13, признавая идеологическое многообразие, не позволяют устанавливать какую бы то ни было идеологию (в том числе религиозную) в качестве государственной или обязательной и запрещают создание и деятельность общественных объединений, цели и деятельность которых направлены, в частности, на разжигание религиозной розни; статья 14, определяющая РФ как светское государство, устанавливает, что никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной, а религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом (см. комм. к указанным статьям).

Ряд других статей Конституции также связаны с содержанием ст. 28, определяя общие юридические условия ее осуществления. Это ст. 17 о признании, гарантировании и осуществлении всех прав и свобод человека и гражданина, ст. 18 об определении этими правами и свободами содержания и применения права в РФ, ст.

19 о всеобщем равенстве прав и свобод человека и гражданина независимо, в частности, от отношения к религии и религиозной принадлежности. Статья 29, гарантирующая каждому свободу мысли и слова, не допускает пропаганду или агитацию, возбуждающие, в частности, религиозную ненависть и вражду, запрещает пропаганду религиозного превосходства и т.

д. (см. комм. к указанным статьям).

Статья 28, как и ст. 14, занимает центральное место среди положений Конституции, регулирующих сложную и важную для многонационального народа России с ее множеством конфессий и верований проблему.

На основе Конституции был принят ФЗ от 26 сентября 1997 г. «О свободе совести и о религиозных объединениях» (СЗ РФ. 1997. N 39. ст. 4465), ныне действующий в редакции от 29 июня 2004 г. В нем предусмотрен ряд гарантий принадлежащей каждому свободы совести.

Таким образом, индивидуальная свобода совести, свобода вероисповедания входят в число основных в демократическом, правовом и светском государстве институтов конституционного права, определяющих статус человека и гражданина. Поэтому в комментарии к ст.

14 уже отмечены эти основные положения Конституции, в которых речь идет о статусе РФ как государстве в его отношении к религиям или религиозным объединениям и их равенству перед законом, уже по необходимости были отмечены и основные положения Конституции, говорится о результатах рассмотрения в Конституционном Суде некоторых жалоб граждан и религиозных объединений, связанных с обязанностью государства признавать, соблюдать и защищать принадлежащую каждому свободу совести и свободу вероисповедания.

Но некоторые вопросы свободы совести, как и свободы вероисповедания, требуют дополнительного внимания.

В условиях светского правового государства с неизбежностью получают содержательное признание общечеловеческие культурные ценности, выражающие стремление к правде, справедливости, добру и т.д., выводимые одними людьми из их различных религиозных верований, а другими — из иных источников (жизненного опыта, науки, морали и др.).

В числе этих выражаемых и защищаемых конституционным правом и всей системой права всеобщих ценностей — определенная, развивающаяся мера присущей человеку свободы, важнейшим признаком которой является возможность выбора между идеологиями, правовыми и политическими позициями, практическими действиями, религиозными или атеистическими убеждениями и т.д. В светском государстве, где религиозные объединения отделены от него, свобода совести равнозначна, во-первых, свободе убеждений, мировоззрений, прямо в Конституции не названной, но защищаемой частью 3 ст. 29, которая запрещает принуждать к выражению своих мнений и убеждений, и, во-вторых, свободе мысли и слова (ч. 1 ст. 29), отчасти совпадающей со свободой совести в смысле права распространять религиозные и иные убеждения, разумеется, как непосредственно, так и через СМИ. При этом необходимо различать внутреннююю личную свободу — специфически человеческую, искреннюю и в этом смысле честную, — которая, как и совесть человека, почти не поддается внешнему социальному, в частности властному, правовому регулированию, и свободу внешнюю, определяемую влиянием и даже давлением внешнего мира, общества, его сил, авторитетов, властей, законов, в том числе принятой в данном обществе моралью и т.п. Они часто препятствуют внешнему выражению и осуществлению велений внутренней свободы и совести, ведению характерного для данного вероисповедания образа повседневной жизни. К нему могут быть отнесены также миссионерская деятельность, организуемые, в частности, религиозными объединениями дела милосердия и благотворительности, религиозное обучение и воспитание, паломничество, монашество и др. в соответствии с данными вероучениями.

Внешняя жизнь нередко фактически превращает человека в конформиста и даже раба.

Но свобода, эта величайшая человеческая ценность, в то же время тяжкое бремя, так как она связана часто с нелегким выбором и даже риском.

Поэтому важнейшей задачей современного общества, государства и права является признание и защита внутренней свободы человека и его соответствующей ей свободной деятельности в борьбе с любыми «внешними» формами зла, за развитие все более справедливого права в истинно демократическом, правовом, социальном, светском обществе и государстве.

Поэтому статья 28 Конституции, гарантирующая свободу совести, свободу вероисповедания и рассматриваемая в сочетании со многими другими положениями Конституции и законов РФ, не ограничивается этой общей констатацией, но частично раскрывает ее содержание, определяя как важнейшие следующие права человека и гражданина:

— исповедовать любую религию или не исповедовать никакой религии (осуществляя тем самым и выбор между религиями или отсутствием ее исповедания);

— исповедовать любую религию, т.е. право внутренне свободно выбирать ее;

— сделав такой выбор, исповедовать выбранную религию индивидуально или совместно с другими;

— иметь и изменять свои религиозные и иные убеждения (осуществляя свою внутреннюю свободу выбора убеждений);

— распространять свои религиозные и иные убеждения (и здесь тот же свободный выбор);

— действовать в соответствии со своими убеждениями (т.е. свободно выражать свои внутренние убеждения и веления своей свободной совести во «внешней среде», т.е. в общественной жизни, в отношениях с другими людьми.

Эти права и свободы не могут быть ограничены даже при чрезвычайном положении (ч. 3 ст. 56).

Ликвидация религиозного объединения, не прошедшего регистрацию, не влечет за собой запрещения его деятельности, но лишает его статуса юридического лица, т.е. права участвовать в некоторых гражданско-правовых имущественных отношениях.

Эти конституционные права человека и гражданина лежат в основе действующих законов РФ о свободе совести, свободе вероисповедания, религиозных объединениях и т.д. О содержании и некоторых проблемах этих законов см. комм. к ст. 14.

Источник: http://constitutionrf.ru/rzd-1/gl-2/st-28-krf

Порядок реализации конституционного права на свободу совести и вероисповедания

Конституция рф о религии и свободе совести

Лысоеваненко Ю. В. Порядок реализации конституционного права на свободу совести и вероисповедания // Молодой ученый. — 2019. — №4. — С. 308-310. — URL https://moluch.ru/archive/242/55895/ (дата обращения: 09.10.2019).



В рассматриваемой работе мы проведем исследования наиболее важных аспектов такого правового института как право на свободу совести и вероисповедания для возможности определения недостатков и достоинств, а также способов устранения имеющихся недостатков.

История нашего государства с давних времен выделяла особое место для указанных институтов — совести и религии [5 c, 31]. Именно такие институты являются своеобразным звеном, которое связывает вместе все народы Российской Федерации. Именно с их помощью удавалось сплотить вокруг себя людей, которых объединяла определённая идея, что помогало совместными усилиями выполнять намеченные цели.

Конституция РФ в порядке статьи 28 гарантирует каждому свободу вероисповедания и свободу совести. Основаны указанные свободы на принципе, что никакая религия не может быть навязана и установлена в качестве обязательной либо государственной. Причем свобода вероисповедания является одним из элементов свободы совести [1 c, 19].

Религиозные объединения равны перед законом и отделены от самого государства, при этом они обладают такими признаками, как, например, совершением богослужений, церемоний и других религиозных обрядов. Такие объединения должны создаваться в форме религиозных организаций или религиозных групп.

Законодатель запрещает создание таких объединений в органах местного самоуправления, государственной власти и иных госструктурах, а также в воинских частях. При этом не запрещено выделение на территории указанных образований места, которое предназначено для создания религиозного объединения.

Законом определено, что религиозной организацией является добровольное объединение граждан РФ либо иных лиц, которое постоянной проживают на территории РФ, которое образуется для совместного распространения и исповедания веры. Объединение в обязательном порядке регистрируется в качестве юридического лица, и его наименование должно содержать сведения о ее вероисповедании [3 c, 124].

Необходимо отметить, что религиозная организация, подразделения которой существовали официально на территории РФ на протяжении не менее пятидесяти лет, вправе использовать в своих наименованиях такое слово как «Россия» и производные от него. Такое положение было закреплено в федеральном законодательстве, для утверждения приоритета традиционных для нашей страны религиозных верований [4 c, 118].

В свою очередь понятие религиозная группа определена законодателем как добровольное объединение граждан, которое было образовано для совместного исповедания и распространения веры при этом она осуществляет свою деятельность без государственной регистрации, что означает невозможность государства производить их учет и отслеживание.

Обращаем ваше внимание, что религиозная организация в РФ законодательно имеет право иметь при себе представительство религиозной иностранной организации. На представительство не распространяется статус религиозного объединения, которые законодательство РФ устанавливает для Российской организаций.

Допускается приостановление деятельности религиозного объединения, ликвидация религиозной организации и запрет на деятельность религиозного объединения в случае нарушения ими законодательства.

Очень важно отметить, что на сегодняшний день отсутствуют, как и в законодательстве РФ, как и в иностранном законодательстве юридические определения свободы вероисповедания и свободы совести.

Полагаем, что законотворческая деятельность не выводит их отдельно в нормативных актах поскольку представленные категории больше морально — нравственные либо философские по своей природе происхождения, нежели правовые.

Такой подход будет создавать трудности для законодателя и не позволит установить фактическое толкования данных институтов. Полагаем, что важно законодательно закрепить указанные определения.

Представленные институты имеют большое количества плюсов, но не стоит забывать и о минусах.

Существенными плюсами является законодательное закрепление в Конституции РФ, что дает гражданам определенные гарантии, которые обеспечиваются государством. Так же это позволяет вести в данном направлении продуктивную деятельность.

Кроме того, представляется и детальная проработка таких свобод на региональном и даже на федеральных уровнях. Для примера это может быть закон о свободе совести и вероисповедания в конкретной республике. Представленные два достоинства полагаем являются основными для иных положительных [2 c, 9].

При этом, необходимо остановиться и на достаточно значимых минусах.

Существенным минусом является невозможность регулирования со стороны законодателя либо некачественное его регулирование.

Возникает это в связи с тем, что любое религиозное учение хочет представлять свое видение единственно верным. Такой подход приводит к возникновению конфликтов с иными объединениями.

Причем на сегодняшний день существенно увеличилось принятие компромиссных решений между такими объединениями, при этом остаются и сложности.

Законодателем допускается недостаточное регулирование гражданско — правовых отношений таких объединений, что приводит к невозможности, например, контроля коммерческой деятельности организации, установленного учета поступления финансирования и его распределения и другие.

Средства массовой информации РФ со своей стороны совершают действия, с возможными негативными последствиями, например, транслируя передачи на центральном телевидении только одного религиозного института, не обеспечивая дополнительно доступ к сведениям разных институтов вероисповедания. Как мы видим минусов достаточно большое количество.

Проанализировав вышеуказанные позиции, можно смело указать на необходимость государства законодательно закрепить определения свободы вероисповедания и свободы совести. Такие определения можно включить в федеральный закон о свободе совести и религиозных объединений.

При этом, полагаем, что необходимо ограничить взаимодействие религиозных организаций с государственными для повышения качества и уровня деятельности государственных организаций. Со стороны законодателя таким действием можно увеличить уровень светскости образования, воспитания, и осуществления государственной власти.

Так же полагаем, что не будет лишним ужесточить контроль над деятельностью средств массовой информации и сделать это для увеличения уровня точности и достоверности информации, а также для обеспечения возможности доступа различных религиозных организаций ко всем средствам массовой информации.

Подводя итоги хотим отметить, что в случае принятие вышеуказанных мер значительно снизится уровень неправомерных действий в той сфере, которая выступает как реализация гражданами на свободу вероисповедания и совести.

Более того, такие меры помогут более открыто и тесно осуществлять взаимодействие между церковью и государством как между собой, так и установят тесное взаимоотношения между гражданами РФ и иностранными гражданами.

Полагаем, что при реализации возможности устранения описанных нами пробелом в законодательстве и в порядке его реализации, возникнет улучшение не только регулирования данной сферы со стороны законодателя, но и приведет к улучшению качества жизни граждан Российской Федерации.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/242/55895/

Проблема законодательного регулирования свободы совести

Конституция рф о религии и свободе совести

Россия на протяжении последних 20-ти лет гордится своими достижениями в области закрепления самых демократических основ в области свободы совести и вероисповедания. Действительно, на уровне Конституции РФ закреплена свобода совести и её гарантия- принцип светского государства.

Однако, почти все конституционные нормы в этой области требуют своего дальнейшего закрепления в текущем законодательстве. В отличии от других случаев, когда требуемый конституцией закон не принимается годами, в области свободы совести такой закон принят в 1997 году.

Закон внес, безусловно, элементы демократизма в сфере религиозной свободы. Но на протяжении всех годов действие закона, на научном и политическом, но не  как на законодательном уровне, обсуждались идеи коренного изменение данного акта. В него за 13 лет внесены лишь 9 поправок.

Поэтому мы предлагаем коренным образом изменить закон «О свободе совести и религиозных объединениях». Может быть это с формальной стороны будет тот закон, но содержательно это уже другой закон.

Методологией своих предложение по изменению данного закон мы избираем юридико-технический метод: начать с самого начала закона и выявлять проблемы отдельных норм.

Начнем с того, что этот закон в отличии от многих других законах имеет преамбулу, где уже есть проблемы. Эта проблема заключается в том, что, по мнению Федерального Собрание Закон принимается признавая особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры.

 Действительно, никто не отрицает роль православия в развитии государства.

Однако, сегодня когда 14-ая статья Конституции гласит, что религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом, выделение особой роли Русской православной церкви выглядит с конституционной точки зрение не этично.

Поэтому первая наша инициатива заключается в изъятие этой формулировки.

Более того, такой же позиции поддерживается Уполномоченный по правам человека РФ, который заявил: По сравнению с общим международно — правовым принципом равенства всех религий, зафиксированным в Конституции Российской Федерации (согласно ч. 1 ст. 14 «никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной», а согласно ч. 2 этой же статьи «религиозные объединения… равны перед законом»), в Законе о свободе совести по сути закрепляется привилегированное положение отдельных религий.

В преамбуле Закона (п. 4 — 5) делается ссылка на «особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры» и на уважение «христианства, ислама, буддизма, иудаизма и других религий, составляющих неотъемлемую часть исторического наследия России»[1]

   Определяя свой предмет, закон пропустил довольно важное конституционное понятие: гарантия свободы совести.(1 статья). Закон останавливается на проблеме регулирования свободы совести. Гарантирование же является формой защиты. Поэтому предлагается ввести понятие гарантии в предмет закона.

Дефекты в области понятии «регулирование» и «защиты» имеются и  в системе нормативно правовых актов устанавливаемых данным актам. По мнению законодателя, по вопросам регулирования свободы совести могут издаваться законы субъектов РФ. (ч1.ст.

2)Но с этим можно согласиться лишь отчасти. Дело в том что, регулирование прав и свобод отнесено исключительно к  ведению Федерации. (пункт 3, части 1. статьи 71 Конституции).

Так, как  в такой ситуации субъекты РФ имеют право принимать свои законы о свободе совести.

Также в части 3-ой статьи не устанавливается, что нормативные акты не должны противоречить Конституции РФ.

В ней только говорится: Законы и иные нормативные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации и затрагивающие реализацию прав на свободу совести и свободу вероисповедания, а также деятельность религиозных объединений, должны соответствовать настоящему Федеральному закону. А что делать, если сам закон противоречит Конституции?

Поэтому предлагается, во-первых, изъять акты субъектов из системы нормативно-правовых актов о свободе совести и во-вторых, указать, что все акты, включая данный закон должны соответствовать Конституции РФ.

Мы  не на  голом месте высказываем опасения на счет возможного и реального не соответствия рассматриваемого закона Конституции.

Например, часть 2 статьи 3 Закона гласит: Право человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов человека и гражданина, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

 И это в то время, когда 54-ая статья Конституции утверждает, что свобода совести, предусмотренная 28-ой статьей Конституции, не подлежит ограничению. То, что и это норма закона «о свободе совести и  религиозных объедениях» должна  быть исключена из него, нет сомнения, при чем путем признания её неконституционной Конституционном Судом РФ.

В законе существует также неправильный дисбаланс императивных и диспозитивных норм. Например, часть 7 статьи 4 гласит: по просьбам религиозных организаций соответствующие органы государственной власти в Российской Федерации вправе объявлять религиозные праздники нерабочими (праздничными) днями на соответствующих территориях.

 Это диспозитивная норма в какой-то мере может удовлетворять религиозных меньшинств. Однако, имея в виду то, что 112-ая статья Трудового Кодекса императивно объявляет рождество Христово общероссийским праздником, это создает опасность неравного отношения государства к разным религиям, что противоречит принципу светского государства.

Единственно правильным вариантом решения проблемы является предание ч.7.ст.4 рассматриваемого Закона,  императивного характера через наложения обязанностей  на государственные органы объявлять не рабочими днями все религиозные праздники по просьбе верующих на соответствующих территориях

Закон предоставляет достаточно интересный перечень религиозных объединений:

1.     Религиозной группой в законе признается добровольное объединение граждан, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры, осуществляющее деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица. Помещения и необходимое для деятельности религиозной группы имущество предоставляются в пользование группы ее участниками.

2.     Религиозной группой в законе признается добровольное объединение граждан, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры, осуществляющее деятельность без государственной регистрации и приобретения правоспособности юридического лица. Помещения и необходимое для деятельности религиозной группы имущество предоставляются в пользование группы ее участниками.

 Чем продиктовано такое разделение единого понятия нам не понятно. На наш взгляд, это просто открывает простор для локального сектантства и нарушение закона.  Особенно, имея в виду то, что религиозные группы могут действовать без государственной  регистрации необходимо унифицировать виды религиозных организаций без всяких различий.

Также довольно не жесткую политику закон проводит по отношению к иностранным религиозным организациям. По определению Закона, иностранной религиозной организацией именуется организация, созданная за пределами Российской Федерации в соответствии с законодательством иностранного государства.

 При всем желании мирового сообщества быть едиными против всяких опасностей, не исключено, что одни государства на законодательном уровне поддерживают идеи, которые не приветствуются в другом государстве. То есть может другие государства позволяют создавать религиозные организация, цели  которых запрещены в России.

Поэтому часть 1 статья 13 Закона следует изложить следующим образом: иностранной религиозной организацией именуется организация, созданная за пределами Российской Федерации в соответствии с законодательством иностранного государства, цель деятельности которых не противоречат конституционному строю и законодательству РФ.

Кстати, в сфере свободы совести Россия никак не охраняет свой конституционный строй. Посягательства на конституционный строй даже не объявлено основанием для  ликвидации религиозной организации в статьей 14.

Боле того, в этой статье в качестве такого основания не названо и разжигание межрелигиозной или иной розни. Считаем, что эти основания надо добавить в Закон.

Существует в рассматриваемом Законе также  и внутренние противоречия.

В частности, если 15 статья утверждает, что религиозные организации действуют в соответствии со своими внутренними установлениями, если они не противоречат законодательству Российской Федерации, и обладают правоспособностью, предусматриваемой в их уставах, то в ч.2 статьи 10 устанавливается перечень сведений, которые должны указываться в уставе. На наш взгляд это нарушение самостоятельности религиозных организаций.

Особое научное и практическое влияние имеют и проблемы право собственности религиозных организаций. Дело в том, что сам Закон устанавливает более или менее хорошее положение.

Он гласит: в собственности религиозных организаций могут находиться здания, земельные участки, объекты производственного, социального, благотворительного, культурно-просветительского и иного назначения, предметы религиозного назначения, денежные средства и иное имущество, необходимое для обеспечения их деятельности, в том числе отнесенное к памятникам истории и культуры.

https://www.youtube.com/watch?v=JD7I7UZ3Q4I

Казалось бы все. Но оказывается ,что это норма не базовая, а имеет конкретизирующие акты. Например, Положение о передаче религиозным организациям  находящегося в федеральной собственности имущества религиозного назначения утвержденным постановлением Правительства.

 Этот акт вводит два понятия: просто имущества религиозного назначения находящийся  в федеральной собственности и Имущество религиозного назначения, входящий в состав особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации.

При чем, последний вид имущества передается религиозным организациям в пользование, а не в собственность. На наш взгляд, такое раздвоение понятий противоречит смыслу ч.1 ст. 21 Закона,  который обязуется передавать всё имущество религиозным организациям.

Ещё один момент- это трудовые правоотношения в религиозных организациях. Существует специальная статья закона об этих правоотношениях. Эту статью можно бы признать адекватной, если бы в Трудовом Кодексе не регулировался это вопрос. Но существует целая глава в ТК РФ, которая регулирует данную сферу отношений. Поэтому не лишним было  бы исключить 24 статью Закона.

То, что мы нашли дефекты почти во всем законе, не является самоцелью. Очень много нареканий взывает  этот закон и со стороны институтов государственной власти и общественности.

Важность проблематики вытекает из того, что она связана с правами и свободами человека, а их защита является обязанностью государства. Это сделать очень сложно с нынешними дефектами Закона. Поэтому мы убеждены, что  нужно менять Федеральный закон «О свободе совести и религиозных объеданиях», а также всю государственно-межрелигиозную политику».

[1]  Заключение о проверке соответствия федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединение» международно-правовым обязательствам РФ

Источник: https://zakon.ru/Blogs/problema_zakonodatelnogo_regulirovaniya_svobody_sovesti/95

Конституционное право России

Конституция рф о религии и свободе совести

Фундаментальными гражданскими свободами, закрепленными в Конституции РФ, являются свобода совести, свобода вероисповедания (ст. 28). Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 г. говорит о праве на свободу совести и свободу вероисповедания, вводя, таким образом, конструкцию, соединяющую в себе право на свободу.

Термин «свобода» здесь обозначает качество вероисповедной деятельности, являющейся объектом правового опосредования, а не юридическую меру поведения. Это не соответствует смыслу, конституционных положений.

В любом случае и конструкция Справа на свободу» в контексте конституционного предписания ст.

28, действующего непосредственно наряду с развивающим его законодательством, означает возможность широкой, независимой от государства самодеятельности граждан.

Свобода вероисповедания дает индивидам возможность самостоятельно входить в область вероисповедных отношений, включающую в себя религиозную жизнь общества во всей совокупности ее проявлений и различные варианты стороннего отношения к ней (сочувствие, содействие той или иной конфессии, теоретическое осмысление религиозных догматов, атеизм и т.д.). Центральным, системообразующим для вероисповедных отношений элементом является религиозная вера — установка на безусловное принятие каких-либо утверждений, догматов, сил; решимость следовать им; оценка данных догматов, сил как недоступных человеческому опыту, сверхъестественных, сверхчувственных.

Религиозная вера порождает вероисповедание — деятельность по служению божеству (культ), следование составляющим этот культ морально-мировоззренческим утверждениям, догматам, обрядам. Религиозные обряды — система жестко последовательных действий, установленных обычаем, в которых выражаются какие-либо религиозные представления, чувства.

В ст. 28 Конституции РФ свобода вероисповедания находится в одном ряду со свободой совести, что порождает вопрос об их содержательном соотношении. Интересным представляется мнение В.И.

Иванова, обратившего внимание на то, что свобода совести равнозначна свободе убеждений и мировоззрения, не имеющей политико-идеологического содержания. В Конституции нет положительного определения права на убеждения, но запрещается принуждение к выражению своих убеждений или отказу от них (ч. 3 ст. 29).

Как нам представляется, свобода совести означает свободу выбора индивидами убеждений и морально-нравственной позиции.

По предмету правового воздействия жесткой границы между свободой совести и свободой вероисповедания нет. Недаром они закреплены в одной конституционной статье. Однако свобода совести ориентирована на убеждения и не касается вопросов веры в сверхъестественное.

Свобода вероисповедания,; будучи направлена на область религиозной веры, охватывает и человеческие убеждения в той части, в какой убеждения входят в вероисповедание.

Право на атеизм становится внутренним для свободы вероисповедания правомочием тогда, когда означает не только право на антирелигиозные убеждения, но и право на неверие.

Антирелигиозные убеждения, не связанные с элементом неверия, попадают в область допустимого поведения в рамках конституционной свободы совести.

Свобода совести как свобода выбора убеждений и морально-нравственных ориентиров отличается не только от свободы вероисповедания, но и от свободы мысли и слова (ст. 29 Конституции РФ).

Свобода мысли и слова гарантирует индивиду возможность беспрепятственной публичной демонстрации своих мнений независимо от того, являются ли они убеждениями (т.е.

прочно сложившимися мнениями) последнего или нет, а также возможность делать предметом своих размышлений и обсуждения любые вопросы бытия и сознания без каких-либо ограничений.

В Федеральном законе «О свободе совести и о религиозных объединениях» фактически отождествляются свобода совести и свобода вероисповедания. Удивительно, но в наименовании Закона конституционная свобода вероисповедания вообще не упоминается.

В то же время в тексте Закона анализируемые конституционные свободы рассматриваются как одно явление. Так, в ст. 3 для них дается единое определение, причем оно все-таки раскрывается как свобода вероисповедной деятельности.

На наш взгляд, это не совсем корректно.

Внутреннее содержание свободы вероисповедания детализируется в ряде прав:

  1. на исповедание определенного религиозного культа;
  2. на смену религиозной принадлежности и переход из одной религиозной конфессии в другую при соблюдении внутрицерковных правил соответствующих конфессий;
  3. на участие в отправлении религиозных обрядов;

  4. на миссионерскую и религиозно-просветительскую деятельность;
  5. на религиозное образование и воспитание (данное право принадлежит как активной стороне образовательно-воспитательного процесса: родителям, учителям, другим, так и тем, кто обучается, воспитывается).

Свобода вероисповедания включает тайну исповеди, право на действия в соответствии с религиозными убеждениями, право священнослужителей на отсрочку от призыва на срочную военную службу в мирное время, право граждан не исповедовать никакой религии. Совместно с правом граждан но объединение она предусматривает право индивидов на объединение в религиозные сообщества.

Свобода вероисповедания принадлежит не только гражданам России, но и иностранцам, лицам без гражданствах ограничениями, предусмотренными законодательством. Так, иностранцы и лица без гражданства не вправе выступать учредителями создаваемых в России религиозных организаций (ст. 9 Федерального закона).

Сфера осуществления свободы совести является сферой действия конфессионально-публичного права как составной части гражданско-публичного права.

При таком понимании объектом регулирующего воздействия данной нормативной подсистемы становятся не только деятельность отдельных религиозных объединений, но и иные формы религиозного поведения индивидов, групп индивидов в рамках существующих и возникающих религиозных конфессий.

Однако конфессионально-публичное право входит в область религиозной деятельности только в той мере, в какой государство считает необходимым упорядочить складывающиеся здесь формально-безличны отношения.

Главным регулирующим началом в области религиозной деятельности остается церковное право как корпоративное право отдельных религиозных конфессии. Так, организационные основы деятельности Русской Православной Церкви (Московского Патриархата) определяются нормами Устава об управлении Русской Православной Церкви, принятого Поместным Собором 8 июня 1988 г.

Государство устанавливает, что религиозные организации действуют в соответствии со своими внутренними уставами, если они не противоречат федеральному законодательству и обладают правоспособностью, предусматриваемой в их уставах.

При этом государство возлагает на себя обязанность уважать внутренние установления религиозных организаций, если те не противоречат законодательству (ст. 15 Федерального закона).

Термин «уважать», не будучи чисто юридическим, означает для государства необходимость взвешенного, бережного и терпимого отношения к корпоративному праву религиозных объединений. Он также предполагает оценку и защиту церковного права как особой части национального права.

Законодательную основу конфессионально-публичного права наряду с Конституцией РФ, конституциями, уставами субъектов Федерации составляют Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» и Правила рассмотрения заявлений и принятия решения о государственной регистрации религиозных организаций Министерством Российской Федерации и его территориальными органами, утвержденные приказом Министерства юстиции РФ от 25 марта 2003 г. № 68.

Отдельные стороны взаимоотношений государства и религиозных объединений регулируются актами Президента и Правительства РФ, например: распоряжением Президента РФ «О взаимодействии Президента Российской Федерации с религиозными объединениями» от 24 апреля 1995 г.

; постановлениями Правительства РФ «Об утверждении Положения о Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве Российской Федерации и ее персонального состава» от 9 июля 1994 г.

, «О порядке передачи религиозным объединениям относящегося к федеральной собственности имущества религиозного назначения» от 14 марта 1995 г.

, «О порядке регистрации, открытия и закрытия в Российской Федерации представительств иностранных религиозных организаций» от 2 февраля 1998 г., «О порядке проведения государственной религиоведческой экспертизы» от 3 июня 1998 г.

Источником конфессионально-публичного права становятся и публичные договоры, соглашения, заключаемые между органами государственной власти, органами местного самоуправления и отдельными религиозными организациями. В рамках таких договоров, соглашений церковные организации привлекаются к выполнению важных общесоциальных и общегосударственных функций.

Структурообразующими для конфессионально-публичного права факторами выступают религиозная деятельность как относительно замкнутый комплекс социальных отношений и конституционная свобода вероисповедания в ее содержательном аспекте.

Внутренние для свободы вероисповедания правомочия определяют выделение в рамках конфессионально-публичного права отдельных нормативных совокупностей, материализующих право на исповедование религиозных культов, право на создание религиозных объединений, право на религиозное образование, воспитание.

Формируется и общая часть конфессионально-публичного права — ее составляют нормы Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях».

Источник: http://isfic.info/konst/kokot48.htm

ПраваГуру
Добавить комментарий