Наличие достаточных данных указывающих на признаки преступления

Понятие и признаки преступления. Наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления, как основание для возбуждения уголовного дела

Наличие достаточных данных указывающих на признаки преступления

⇐ Предыдущая36373839404142434445Следующая ⇒

Действующее уголовное зак.под преступлением понимает «виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим кодексом под угрозой наказания»(ст 14 УК )

Терм. «преступление» охватывает широкий круг деяний, в который входят оконченные преступления, действия направленные лишь на создание условий для их совершений, именуемые приготовлением, а также деяния совершаемые неск. лицами при соучастии. Внешним проявлением преступления выступает деяние.

Деяние мб в форме действия или бездействия. Бездействие являетя разновидностью деяния в силу того что в нем находит свое воплощение волевое пассивное поведение человека, сознательно отказавшегося от необходимости совершить определенные действия, возложенные на него в силу закона,исполнение проф.

долга и пр..

Одно деяние (действ.,бездейств) может в результате воплощаться в двух и более деяниях . Деянию присущ волевой момент. Неконтролируемые, рефлекторные поступки людей, а так же телодвижения, производимые при определенных болезненных состояниях не могут быть преступными и уголовно-наказуемыми.

Признаки:

Поведение становиться преступлением только в том случае, если оно обладает всеми четырьмя признаками, указанными в законе:

1. Общественная опасность деяния(материальный признак)

2. Противоправность деяния, которая является нормативным выражением общественной опасности. (формальный признак)

3. Виновность деяния;

4. Наказуемость деяния;

Общественная опасность такое свойство деяния, в результате которого наступают определенные отрицательные последствия как для конкретного человека или группы лиц, общества и государства в целом, так и для отдельных его институтотов.

Общественная опасность имеет качественную и количественную характеристику.

Качественной характеристикой общественной опасности является характер преступного деяния, например, посягательства на здоровье человека обладают одной типовой общественной опасностью, а посягательство на собственность обладают другой типовой направленностью.

Характер общественной опасности также зависит от способа посягательства на один и тот же объект преступления, например, хищение имущества или его уничтожение имеют разный характер общественной опасности, хотя имеют один объект посягательства — собственность.

Количественная характеристика общественной опасности называется степенью общественной опасности.

Степень общественной опасности определяется тяжестью совершенного преступления, способом совершения преступления, формой вины, видом умысла или неосторожности, а также другими обстоятельствами, учитываемыми при оценке социальной вредности преступления. Не является преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого — либо деяния, предусмотренного уголовным кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Общественная опасность деяния материальный признак в силу того что ее можно как правило конкретизировать.

Противоправность означает то, что совершенное деяние может быть признано преступлением лишь в том случае, если оно предусмотрено в уголовном законе в виде запрета на определенное действие либо бездействие.

Противоправность, следовательно, представляет собой запрет определенных деяний под угрозой наказания. На противоправность как обязательный признак преступления непосредственно указывается в ч. 1 ст.

14 УК, в которой определяется, что преступлением признается только деяние, запрещенное уголовным законом.

Отсутствие противоправности деяния лишает его общественной опасности. Поэтому противоправность деяния как признак преступления служит юридическим выражением общественной опасности содеянного. Общественная опасность и противоправность деяния, признаваемого преступлением, тесно связаны друг с другом.

Виновность означает то, что общественно опасное и противоправное деяние может быть признано преступлением только в том случае, если оно было совершено виновно, то есть осознанно. При невиновном совершении деяния, независимо от наступивших последствий, содеянное не является преступлением.

Виновным может быть признано только такое лицо, которое в силу своего возраста и психического состояния способно осознавать свои действия, а также руководить ими. Поэтому не могут быть признаны преступлением деяния, совершенные малолетними и невменяемыми лицами.

Наказуемость- еще один признак преступления, сопутствующий и вытекающий из признака противоправности.

Наказуемость не является сущностью самого общественно опасного деяния, но означает, что за предусмотренное в уголовном наказании преступление следует наказание, адекватное характеру и степени его общественной опасности. Не всегда наказание является неизбежным последствием совершенного преступления.

Наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления, как основание для возбуждения уголовного дела. Под основанием к возбуждению уголовного дела следует понимать полученные из источников, перечисленных в ч.1 ст. 140 УПК, достаточные данные о наличии признаков преступного деяния и отсутствии обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу.

Что касательно ч 1 ст 140 УПК,то это поводы дл возбуждения уг.дела.

Поводами служат:

1.Заявление о преступлении;

2.Явка с повинной;

3.Сообщение о совершенном или готовящемся преступлении ,полученное из иных источников;

4.Постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварит, расследования для решения вопроса об уголовном преследовании.

Основание одно и это наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

Для возбуждения уголовного дела кроме повода необходимо основание — на­личие достаточных данных, указывающих на признаки преступления (ч. 2 ст. 140 УПК). Исходя из этого определения можно сделать несколько важных выводов.

1. Закон не требует, чтобы на момент принятия решения по вопросу о возбужде­нии уголовного дела обязательно были выявлены все признаки состава преступле­ния — это, главным образом, задача последующих стадий процесса. Как показывает практика, имеющиеся данные должны, как минимум, указывать на наличие собы­тия (деяния), содержащего все или некоторые признаки преступления, т. е.

иметь отношение к объективной стороне и объекту преступления. При этом не обязатель­но и то, чтобы были установлены все без исключения признаки даже самой объек­тивной стороны или объекта преступления — достаточно и некоторых из них, если они заставляют предполагать наличие прочих признаков преступления.

В частно­сти, механизм преступного деяния, точный характер и размер причиненного вре­да; обстоятельства, относящиеся к субъекту и субъективной стороне состава пре­ступления, иногда могут здесь лишь предполагаться.

Например, обнаружение трупа человека с признаками насильственной смерти является основанием для возбуждения дела по факту обнаружения трупа — вне зависимости от установле­ния конкретного способа лишения жизни, лица, совершившего данное преступле­ние, его возраста, вменяемости, формы вины, мотивов и т. д.

То есть основание для возбуждения дела может иметь фрагментарный характер, если за целое принять всю совокупность признаков состава преступления. Однако, с другой стороны, на момент возбуждения уголовного дела нередко уже может быть известен подозрева­емый (в этом случае говорят о возбуждении дела против конкретного лица) либо

даже выявлены все основные искомые по делу обстоятельства (тогда речь идет о возбуждении дела в условиях так называемой очевидности).

2. Данных должно быть достаточно хотя бы для вероятностного вывода о нали­чии преступления.

Решение о возбуждении уголовного дела является вспомога­тельным, промежуточным, поэтому может быть основано и на предположительно установленных фактах.

Это, конечно, не исключает, что дело может быть возбуж­дено и при достоверном установлении события преступления и других обстоя­тельств, более того, такой вариант является наиболее предпочтительным.

Таким образом, понятие достаточности данных для возбуждения уголовного дела охватывает как круг (объем) выясняемых здесь обстоятельств, так и глубину знаний о них (достоверность — вероятность).

Возможный фрагментарный и веро­ятностный характер основания нередко ведет к тому, что при возбуждении уго­ловного дела дается приблизительная квалификация преступления, которая мо­жет изменяться в ходе дальнейшего расследования.

Достаточные данные иногда могут содержаться уже в самом поводе (например, в рапорте оперативного сотрудника с приложенными материалами проверки, про­веденной оперативно-розыскными методами).

Однако, как правило, достаточные данные появляются в результате процессуальной проверки повода к возбужде­нию дела в порядке ч. 1 ст.

144 (из протокола осмотра места происшествия, объяс­нений очевидцев, акта ревизии и т. д.).

По общему правилу возбуждение дела начинает этап общего расследования (inquisitio generalis — лат.), которое часто ведется в отношении пока что неизвест­ного преступника. В этом случае уголовное дело возбуждается in rem — лат.

, по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Как уже было сказано выше, процессуальный закон не связывает возбуждение дела с обязатель­ным установлением лица, совершившего деяние. Однако в ряде случаев закон предусматривает возбуждение уголовного дела inpersonam — лат.

, в отношении конкретного лица (п. 1 ч. 1 ст. 46; п. 2 ч. 3 ст. 49; ч. 4 ст. 146; ч. 3 ст. 154; ч. 2 ст. 223; ч. 6 ст. 318; ч. 1 ст. 448). Бланки соответствующих постановлений (приложения 12-14 к ст.

476 УПК) предусматривают возбуждение дела как «по признакам пре­ступления», так и в отношении лица, в деянии которого усматриваются признаки преступления.

Если уголовное дело возбуждается в отношении лица, то основанием для его возбуждения являются достаточные данные, указывающие на совершения деяния данным лицом. Возбуждение дела в отношении конкретного лица ставит под угро­зу его конституционные права и свободы.

Поэтому для обеспечения права на за­щиту, при наличии данных о причастности лица к совершению преступления, орган дознания, следователь или прокурор обязаны возбуждать дело в отношении лица, а не по факту. Тогда соответствующее лицо приобретет статус подозревае­мого (ч. 1 ст. 46).

Практически это означает обязанность указать фамилию подо­зреваемого в постановлении о возбуждении уголовного дела, когда в момент его вынесения есть сведения об участии данного лица в совершении преступления (например, в заявлении пострадавшего прямо указан предполагаемый преступ­ник).

Уголовное дело всегда должно возбуждаться в отношении конкретного че­ловека по признакам таких преступлений, которые могут быть совершены лишь определенным лицом (например: злостное уклонение от уплаты средств на содер-

жание детей или нетрудоспособных родителей — ст. 157 УК; присвоение или рас­трата — ст. 160 УК; уклонение физического лица от уплаты налога — ст. 198 УК; получение взятки — ст. 290 УК; заведомо ложный донос — 306 УК; заведомо лож­ные показание, заключение эксперта или неправильный перевод — 307 УК; отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний — 308 УК и др.).

Возбуждение дела в отношении конкретного лица означает возникновение подозрения, поэтому смысл данного института более точно отражается в терми­не «возбуждение уголовного преследования», употребляемом в ч. 2 ст.

459, или «привлечение к уголовному преследованию», используемом в названии ст. 23 УПК. Решение о возбуждении уголовного преследования может быть обжаловано по­дозреваемым в суд (Определение Конституционного Суда РФ от 27.12.

02 г. № 300-О).

Основания для возбуждения дела отражают наличие фактических предпосы­лок у головного преследования, составляющих условие движения уголовного дела.

Этим условием является установленность события преступления, а обычно на более поздних стадиях — и совершение его определенным лицом.

В то же время необходимо иметь в виду, что для возбуждения дела необходимо наличие и юри­дических предпосылок — отсутствие оснований для отказа в возбуждении дела.

⇐ Предыдущая36373839404142434445Следующая ⇒

Дата добавления: 2015-09-06; просмотров: 2160. Нарушение авторских прав

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://studopedia.info/7-23699.html

Почему не все уголовные дела должны доходить до суда

Наличие достаточных данных указывающих на признаки преступления

Андрей Гордеев / Ведомости

В послании Федеральному собранию президент сказал: «Сегодня почти половина дел (45%), возбужденных в отношении предпринимателей, прекращается, не доходя до суда. Что это значит? Это значит, что возбуждали кое-как или по непонятным соображениям».

Многие комментаторы отметили, что подобные декларации звучат каждый год, а воз и ныне там. Другие довольствовались малым: сакральные слова прозвучали, а значит, политика, направленная на условное улучшение инвестиционного климата, сохраняется.

Однако нельзя реализовывать правильную политику, опираясь на ложные посылки. Потому что это означает, что верная политика возникла случайно и рано или поздно сменится ошибочной.

А приведенные слова президента из послания показывают искаженное понимание реальности. Причем такое ошибочное понимание лица, принимающего решения, бьет совершенно в стиле Некрасова: одним концом – по бизнесу, другим – по полицейскому.

проблема – не в данных, а в самой постановке вопроса, чего не заметило большинство комментаторов.

Из слов Владимира Путина следует, что в идеале все возбужденные уголовные дела должны доходить до суда.

Первая проблема здесь в том, что множество последних изменений закона было направлено на то, чтобы дела по ненасильственным преступлениям прекращались на досудебной стадии по нереабилитирующим основаниям.

То есть человек совершил преступление, выплатил компенсацию потерпевшему, выплатил штраф (ст. 25.

1 УПК дает возможность прекращать дела без приговора с назначением судебного штрафа) и отправился домой, получив вместо судимости запись «привлекался к уголовной ответственности» в специальных учетах. Гуманный посыл: экономическое преступление – экономическая санкция. Слова президента же дают правоохранительным органам явный сигнал, что использовать специально созданные правовые механизмы не нужно, нужно любой ценой доводить дело до суда.

Вторая проблема гораздо серьезнее и свидетельствует о непонимании референтами президента механики уголовного преследования. УПК говорит в ч. 2 ст. 140: «Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления».

Законодатель четырежды застраховался: данные должны быть «достаточными», а не «исчерпывающими» или «несомненными»; речь идет о «данных», а не о «доказательствах»; данные должны «указывать», а не «доказывать»; и наконец, речь не о «преступлении», а о его «признаках». Логика такая: если есть признаки, то дело возбуждается.

Но дальше органы следствия или дознания должны подтвердить, что преступление действительно было и его реально доказать. А так бывает далеко не всегда. И это абсолютно нормально.

Слова президента де-факто осложняют работу следственных органов. С такими установками первого лица не получится возбудить уголовное дело, а потом его прекратить, когда «разобрались». Более того, следователям фактически запрещается ошибаться (мы отдельно писали об этом в 2016 г., разбирая дело искусствоведа Елены Баснер).

Расследование преступлений, как и любая другая человеческая деятельность, ведется в условиях неопределенности и несовершенной информации.

В видении же кремлевских референтов следователи должны в момент возбуждения дела прозреть всю существующую реальность и узнать, что преступление действительно было и что доказательств получится собрать достаточно.

Спустимся с высот правовой нормы к реальной практике уголовного преследования в России. Одного возбуждения уголовного дела – без всякого осуждения – достаточно для того, чтобы разрушить бизнес.

Но уголовная политика должна быть направлена не на то, чтобы больше дел доходило до суда, или на то, чтобы меньше дел возбуждалось, а на то, чтобы разрушительный эффект от возбуждения уголовного дела и следственных действий был меньше.

Заметим, что и сама концепция возбуждения уголовного дела, и идея следствия как отдельной стадии, и структура следственных органов, отдельных от полиции, – это уникальные социалистические изобретения. В остальном мире их просто нет. И корректировать механизм стоит в сторону постепенной ликвидации этих советских анахронизмов, как и делают в других странах СНГ.

Запрет на ошибку бьет не только по следственным органам. Практика преследования за экономические преступления опирается на ту же идею. Прошлым летом мы с коллегами прочитали сотни дел по «мошенничеству в сфере предпринимательства».

Так вот, по нашим оценкам, в половине из них не было мошенничества, а во второй – предпринимательства. Либо это были чисто мошеннические схемы, где никакой реальной деятельности не велось (женщина якобы помогала трудоустроиться, но на деле собирала деньги за это, для чего создала ИП).

Либо это были простые ошибки и просчеты в ходе предпринимательской деятельности (менеджмент забыл об одном из сотен мелких контрактов и действительно не предпринял никаких шагов к его исполнению).

Далее такие ошибки – явно выборочно, так как любой живой бизнес совершает их десятками на дню, ведь предпринимательская деятельность ничуть не проще расследования уголовных дел и предугадать все невозможно, – превращались в уголовные дела.

Кремль, который требует от всех быть идеальными, совершенно одинаково относится к следователям и к предпринимателям. В сферическом правовом мире в вакууме все не только должны действовать «по закону». Все должны еще и никогда не ошибаться, и предвидеть все неожиданности, которые случатся в будущем.

Настоящая реформа, которая бы помогла бизнесу, не приведет к доведению всех возбужденных дел до суда или к уменьшению их количества. Настоящая реформа даст и предпринимателю, и следователю право на добросовестную ошибку.

Правовые механизмы, которые вокруг этого выстраиваются, должны минимизировать последствия такой ошибки. Человек, который не выполнил контракт, должен просто выплатить компенсацию контрагенту (в идеале – в досудебном порядке).

Следователь, который возбудил бесперспективное уголовное дело, должен иметь возможность спокойно его прекратить так, чтобы ущерб экономике был минимален.

Автор – директор по исследованиям Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Источник: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2019/02/27/795310-vse

Cовет при Президенте РФ по правам человека: следователи не проверили надлежащим образом заявление Оюба Титиева

Наличие достаточных данных указывающих на признаки преступления

Комиссия по научно-правовой экспертизе Совета при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) подготовила и опубликовала  научно-консультационное заключение  по поводу процессуальной проверки, проведенной Следственным Управлением Следственного комитета  РФ по Чеченской Республике (СУ СК РФ по ЧР) по заявлению Оюба Титиева о подбросе ему наркотиков и фальсификации доказательств по уголовному делу.

Заключение должно было ответить на вопросы:

— Соответствует ли требованиям закона предмет проверки, произведенной по заявлению О.С. Титиева?

— Являются ли произведенные проверочные действия достаточными для выяснения всех обстоятельств, указанных в заявлении О.С. Титиева?

— Соответствуют ли постановления, вынесенные по результатам проверки заявления О.С. Титиева, требованиям законности, обоснованности и мотивированности?

Краткое резюме выводов, которые сделали готовящие Заключение юристы:

—  следователи намеренно не проверяли обстоятельства, установление которых неизбежно привело бы к выводу о фальсификации уголовного дела;

—  незаконное изменение предмета проверки сопровождалось высказываниями следствия, нарушающими презумпцию невиновности О.С. Титиева;

— проверка проведена неполно и неэффективно,

— проверка осуществлялась с нарушениями норм законодательства;

 — постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенные по результатам проверки, являются необоснованными.

Совет по правам человека направил это Заключение в Генеральную прокуратуру РФ с просьбой его рассмотреть и принять меры прокурорского реагирования.

Напомним, что 9 января 2018 года в Чечне был задержан руководитель грозненского представительства Правозащитного центра «Мемориал» Оюб Титиев, — якобы в связи с тем, что при досмотре его машины полицейские обнаружили пакет с марихуаной. Против него возбудили уголовное дело по ч.2 ст. 228 УК РФ. Титиев свою вину не признает.

12 января адвокат Петр Заикин подал в СУ СК РФ по ЧР заявление Оюба Титиева, в котором тот просил установить и привлечь к уголовной ответственности неизвестных ему сотрудников полиции, которые на автодороге между н.п. Курчалой и Майртуп в целях фальсификации против него уголовного дела подбросили в его автомобиль пакет черного цвета, якобы содержащий наркотическое вещество.

16 января органы СУ СК РФ по ЧР начали проверку. Следователи неоднократно выносили постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которые затем отменялись вышестоящим органов СК, как незаконные.

 25 апреля 2018 года следователь снова вынес такое постановление. На этот раз вышестоящие органы его не отменили. Адвокат направил в суд  жалобу. 24 мая Старопромысловский районный суд г.

Грозного отказал в удовлетворении жалобы адвоката, признав вынесенное следователем постановление законным (см. стенограмму суда) .

25 июня в 11 часов в Верховном суде будет рассматриваться апелляционная жалоба адвоката Заикина на это решение Старопромысловского суда.  

 ***

НАУЧНО-КОНСУЛЬТАЦИОННОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Постоянной комиссии по научно-правовой экспертизе Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека

(размещено на сайте СПЧ)

В Постоянную комиссию по научно-правовой экспертизе Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (далее — Комиссия) поступили материалы проверки № 17пр-18 по заявлению Титиева Оюба Салмановича о совершении неизвестными ему сотрудниками МВД России действий по фальсификации преступления, в совершении которого он обвиняется.

Подготовка научно-консультационного заключения была поручена членам и экспертам Комиссии — кандидатам юридических наук.

При подготовке заключения были поставлены следующие вопросы:

1. Соответствует ли требованиям закона предмет проверки, произведенной по заявлению О.С. Титиева?

2. Являются ли произведенные проверочные действия достаточными для выяснения всех обстоятельств, указанных в заявлении О.С. Титиева?

3. Соответствуют ли постановления, вынесенные по результатам проверки заявления О.С. Титиева, требованиям законности, обоснованности и мотивированности?

1. Соответствует ли требованиям закона предмет проверки, произведенной по заявлению О.С. Титиева?

Акт возбуждения уголовного дела имеет решающее значение для всей последующей процессуальной деятельности. Его принятие является юридическим фактом, порождающим предварительное расследование уголовного дела. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г.

по делу о проверке конституционности отдельных положений УПК РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П.

Смирновой и запросом Верховного Суда РФ отмечалось, что актом возбуждения уголовного дела создаются правовые основания для последующих процессуальных решений органов дознания, предварительного следствия и суда  [1].

В другом решении Конституционный Суд РФ подчеркнул, что «возбуждение уголовного дела является начальной, самостоятельной стадией уголовного процесса, в ходе которой устанавливаются поводы и основания к возбуждению уголовного дела, в том числе достаточность данных, указывающих на признаки преступления, их юридическая квалификация, обстоятельства, исключающие возбуждение уголовного дела, а также принимаются меры по предотвращению или пресечению преступления, закреплению его следов, обеспечению последующего расследования и рассмотрения дел в соответствии с установленной законом подследственностью и подсудностью» [2].

В соответствии с ч. 1 ст. 144 УПК РФ, дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении. Согласно ч. 2 ст.

140 УПК РФ, основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

Таким образом, деятельность следователя (или иного субъекта проведения доследственной проверки) направлена на собирание и проверку сведений о преступлении, указанном в источнике информации, являющимся поводом к возбуждению уголовного дела.

Соответственно, в случае подачи лицом заявления о совершенном преступлении, в полном объеме подлежат проверке те указанные заявителем сведения, которые могут свидетельствовать о существовании признаков состава одного или нескольких преступлений, указанных в УК РФ.

В соответствии с материалами проверки, О.С. Титиевым сообщалось, что около 9 часов утра 9 января 2018 г. он был остановлен сотрудниками полиции на автодороге сообщением с.

Курчалой — Майруп, после чего ими был произведен досмотр его автомобиля, при производстве которого в него был помещен пакет, предположительно содержавший наркотическое вещество.

После этого он был доставлен в своем автомобиле в отдел МВД России по Курчалоевскому району ЧР, где на него оказывалось давление с целью склонения к самооговору по поводу совершения преступления, связанного с незаконным оборотом наркотических веществ.

Далее, он был доставлен к месту первоначального задержания, где был инсценирован второй осмотр автомобиля, повторно обнаружен указанный пакет, после чего была вызвана следственная-оперативная группа, прибывшая с понятыми и оформлены документы, послужившие основанием для дальнейшего уголовного преследования О.С. Титиева.

Приведенные данные свидетельствуют о возможном наличии в действиях сотрудников МВД, в зависимости от степени их согласованности и направленности умысла, признаков следующих составов преступлений: предусмотренного статьей 285 (Злоупотребление должностными полномочиями) УК РФ, ст. 286 (Превышение должностных полномочий) УК РФ, ст. 299 (Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности или незаконное возбуждение уголовного дела) УК РФ, ст. 301 (Незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей) УК РФ, ст. 303 (Фальсификация доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности) УК РФ. Очевидно, что предметом проверки заявления о совершении деяния, соответствующего признакам одного (или нескольких) из указанных преступлений должны стать элементы его (их) объективной стороны.

Таким образом, проверка заявления О.С. Титиева должна была быть направлена на выявление следующего перечня фактических обстоятельств: обстоятельств первой остановки автомобиля; доставления О.С.

Титиева в ОМВД по Курчалоевскому району ЧР и его пребывания в отделе; его возвращения на место первой остановки, повторной остановки, повторного «обнаружения» пакета, предположительно содержавшего наркотическое вещество. При этом особое значение для выявления фальсификации преступления, вменяемого О.С.

Тигиеву, является исследование обстоятельств, произошедших до второй (инсценированной) остановки его автомобиля.

Источник: https://memohrc.org/ru/news_old/covet-pri-prezidente-rf-po-pravam-cheloveka-sledovateli-ne-proverili-nadlezhashchim-obrazom

Поводы и основание для возбуждения уголовного дела

Наличие достаточных данных указывающих на признаки преступления

Повод для возбуждения уголовного дела – это сообщение о совершенном, совершаемом или готовящемся преступлении, полученное из предусмотренного процессуальным законом источника, прием которого обязывает органы расследования (а по делам частного обвинения — судью) приступить к процессуальной деятельности.

Сообщение о преступлении как повод должно иметь соответствующую форму, в том числе быть удостоверено автором.

Законом предусмотрено три повода для возбуждения дела.

1) Заявление о преступлении – это обращенное к правоохранительным органам или суду официальное сообщение о преступлении, удостоверенное определенным физическим, юридическим или должностным лицом (ст. 141).

При этом заявитель, во-первых, сам не считает себя причастным к совершению этого преступления, а во-вторых,  не является сотрудником правоохранительных органов, который бы действовал в порядке исполнения служебных полномочий.

По делам публичного обвинения на органы расследования возлагается обязанность установления события преступления и изобличения виновных. Поэтому достаточно, чтобы в заявлении, помимо данных о личности заявителя, содержалась: а) информация о признаках преступления в каком-либо событии или б) просьба о привлечении какого-либо лица к уголовной ответственности.

Заявление может быть письменным или устным. Письменное заявление подписывается заявителем. Анонимные сообщения не являются поводом для возбуждения дела, но могут быть проверены оперативно-розыскными средствами. Устное заявление оформляется протоколом. Заявителю разъясняется уголовная ответственность за заведомо ложный донос и выдается документ о принятии и регистрации его заявления.

2) Явка с повинной — это добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении (ст. 142). В широком смысле слова явка с повинной — это не только повод для возбуждения дела. Кроме того, она может рассматриваться как обстоятельство: а) смягча­ющее наказание (п. «и» ч. 1 ст.

61 УК РФ); б) освобождающее от уголовной ответственности в специально предусмотренных уголовным законом случаях (например, явка с повинной взяткодателя — примечание к ст. 291 УК РФ); в) учитываемое в пользу избрания более легкой меры пресечения (ст. 99 УПК); г) свидетельствующее о деятельном раскаянии как основании освобождения от уголовной ответственно­сти (ст.

75 УК РФ; ст. 28 УПК); д) свидетельствующее о признании своей вины, т. е. обвинительное доказательство.

Главное условие явки с повинной и в узком, и в широком смысле — это добровольность. Данное условие означает, что сообщение о собственном преступлении сделано по инициативе самого лица и при отсутствии для него реальной угрозы уголовного преследования за совершение тех преступлений, о которых он сообщает.

Явка с повинной оформляется так же как и заявление: протоколом или письменным заявлением. В связи с большим значением явки с повинной она должна приниматься и после начала производства по уголовному делу.

3) Рапорт об обнаружении признаков преступления  — это официальное письменное сообщение должностного лица правоохранительного органа об обнаружении им признаков преступления из иных источников, кроме заявлений и явок с повинной (ст. 143 УПК).

Рапорт как повод к возбуждению дела возникает тогда, когда нет ни заявления, ни явки с повинной, а признаки преступления все же попали в поле зрения правоохранительных органов, которые обязаны выявлять преступления и изобличать виновных.

Поэтому рапорт является универсальным поводом для возбуждения дела, оформляющим сообщения из так называемых иных источников (п. 3 ч. 1 ст. 140).

В качестве источников информации выступают первоначальные сообщения (полученные по телефону, опубликованные в печати) или непосредственное обнаружение признаков преступления самим лицом, составившим рапорт (например, в результате фактического задержания предполагаемого преступника).

Лицо, составившее рапорт о непосредственном обнаружении признаков преступления, не может исполнять в данном деле обязанности дознавателя, следователя, прокурора и подлежит отводу, если: а) есть необходимость допроса этого лица в качестве потерпевшего или свидетеля (ст. 61); б) это лицо само проводило оперативно-розыскные меро­приятия (ч. 2 ст. 41).

Для возбуждения уголовного дела кроме повода необходимо основание – наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления (ч. 2 ст. 140 УПК).

Обычно это вероятные данные о преступном деянии (объекте и объективной стороне состава преступления).

Возможный фрагментарный и вероятностный характер основания нередко ведет к тому, что при возбуждении уголовного дела дается приблизительная квалификация преступления, которая может изменяться в ходе дальнейшего расследования.

Достаточные данные иногда могут содержаться уже в самом поводе (например, в рапорте оперативного сотрудника с приложенными материалами проверки, проведенной оперативно-розыскными методами).

Однако, как правило, достаточные данные появляются в результате процессуальной проверки повода к возбуждению дела в порядке ч. 1 ст.

144 (из протокола осмотра места происшествия, объяснений очевидцев, акта ревизии и т. д.).

Уголовное дело может возбуждаться либо по факту, либо в отношении конкретного подозреваемого. В последнем случае основанием являются достаточные данные, указывающие на совершения преступного деяния данным лицом.

Основания для возбуждения дела отражают наличие фактических предпосылок уголовного преследования, составляющих условие движения уголовного дела. В то же время необходимо иметь в виду, что для возбуждения дела необходимо наличие и юридических предпосылок — отсутствие оснований для отказа в возбуждении дела.

Источник: http://www.kalinovsky-k.narod.ru/p/krat_kurs/9-3.htm

Комментарий к СТ 140 УПК РФ

Наличие достаточных данных указывающих на признаки преступления

Статья 140 УПК РФ. Поводы и основание для возбуждения уголовного дела

Комментарий к статье 140 УПК РФ:

1. Повод для возбуждения уголовного дела — это сообщение о совершенном, совершаемом или готовящемся преступлении, полученное из предусмотренного комментируемой статьей источника, прием которого обязывает органы расследования (а по делам частного обвинения — судью) приступить к процессуальной деятельности.

О заявлении см. ком. к ст. 141, о явке с повинной — к ст. 142.

2. Сообщение о преступлении, полученное из иных источников как повод для возбуждения дела, в действительности предстает в виде рапорта об обнаружении признаков преступления (п. 43 ст. 5, ст. 143 УПК). Информация о преступлении не влечет обязанности совершения процессуальных действий до тех пор, пока она не попала в поле зрения правоохранительных органов и не будет оформлена в виде рапорта.

3. В соответствии с ФЗ от 28.12.

2010 N 404-ФЗ постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании является самостоятельным поводом для возбуждения уголовного дела, соответственно такое постановление подлежит соответствующей регистрации и процессуальной проверке и не нуждается в каком-либо дополнительном оформлении рапортом .

Прокурор может составить данное постановление в результате осуществления общего надзора за соблюдением законности или рассмотрения обращения граждан (ст. 10 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»). Представляется, что предусмотренное ч. 2 ст. 144 УПК поручение прокурора также должно оформляться постановлением в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 140.

———————————
См.: п. 1.3 Приказа Следственного комитета РФ от 15.01.2011 N 1 «Об организации процессуального контроля в Следственном комитете Российской Федерации».

При этом особое значение постановления прокурора как повода для возбуждения дела подчеркивается тем, что по результатам его рассмотрения в возбуждении дела может быть отказано следователем только с согласия руководителя СО (ч. 1.1 ст. 148 УПК). Эти нормы призваны в какой то мере компенсировать отсутствие у прокурора права самостоятельно возбуждать уголовное дело.

4. Часть 1.1 ком. статьи (введенной ФЗ от 06.12.2011 N 407-ФЗ) ограничивает поводы для возбуждения уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 198 — 199.2, УК лишь материалами налоговых органов. Такие материалы являются особой разновидностью заявления о преступлении и должны быть получены в соответствии с Налоговым кодексом РФ.

Данная норма направлена на предотвращение необоснованных проверок органами публичного уголовного преследования добросовестных налогоплательщиков , однако — за счет снижения эффективности уголовного преследования по данным видам преступлений.

То есть по смыслу данной нормы налоговый орган становится единственным «надлежащим обвинителем» (уполномоченным инициировать уголовно-процессуальную деятельность, предусмотренную ст. 144 УПК).

Вместе с тем данная норма не запрещает в целях защиты общества от преступных посягательств направлять в налоговые органы результаты ОРД, в ходе которой были выявлены признаки налоговых преступлений, с тем чтобы соответствующие материалы были учтены при решении вопроса об инициировании уголовного преследования самим налоговым органом.

———————————
Предназначение данной нормы для ослабления правоохранительного давления именно на малый и средний бизнес отмечается в литературе: см., например: Бастрыкин А.И. Перспективы создания в России финансовой полиции и пути совершенствования деятельности по противодействию финансовой преступности.

5. В качестве основания для возбуждения дела Кодекс называет наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. Толковать данную норму необходимо с учетом следующих обстоятельств:

а) данных должно быть достаточно для вероятного вывода о наличии преступления.

Решение о возбуждении уголовного дела является вспомогательным, промежуточным, поэтому может быть основано на предположительно установленных фактах.

Для возбуждения дела достаточно обоснованного предположения, что преступление могло быть. Вероятный характер оснований обусловливает приблизительную квалификацию преступления при возбуждении уголовного дела;

б) данные должны указывать на признаки преступления: общественную опасность, виновность, противоправность, наказуемость (ч. 1 ст. 14 УК). Для возбуждения дела не требуется выявить все признаки состава преступления, это задача последующих стадий.

Признаки преступления на стадии возбуждения дела, прежде всего, выявляются путем установления объекта и объективной стороны состава преступления (по терминологии УПК — события преступления). Субъект и субъективная сторона состава преступления могут предполагаться.

Например, обнаружен труп человека с признаками насильственной смерти. Это является основанием для возбуждения дела по факту обнаружения трупа (вне зависимости от установления субъекта преступления, его возраста, вменяемости, формы вины).

Акцент комментируемой нормы не на самом преступлении, а на его признаках позволяет считать правильной формулировку о том, что дело возбуждается не по факту кражи (т.е. самого преступления), а по факту пропажи (т.е. признаков преступления).

6. По общему правилу уголовное дело возбуждается по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Закон не связывает возбуждение дела с признаками субъекта преступления (лица, совершившего деяние). Однако в ряде случаев УПК предусматривает возбуждение уголовного дела в отношении лица (п. 1 ч. 1 ст. 46, п. 2 ч. 3 ст. 49, ч. 4 ст.

146, ч. 3 ст. 154, ч. 6 ст. 318, ч. 1 ст. 448). В связи с возможностью возбуждения дела в отношении лица содержание ч. 2 ст. 140 УПК следует признать пробельным и подлежащим расширительному толкованию. Если уголовное дело возбуждается в отношении лица, то основанием для его возбуждения (кроме указанных в ч. 2 ст.

140 УПК данных) являются достаточные данные, указывающие на совершение деяния данным лицом . При этом для обеспечения права на защиту при наличии таких данных орган дознания, дознаватель или следователь обязаны возбуждать дело в отношении лица, а не по факту. Тогда соответствующее лицо приобретает статус подозреваемого (ч. 1 ст.

46) и имеет право получить копию постановления о возбуждении дела. Уголовное дело всегда должно возбуждаться в отношении конкретных лиц по признакам таких преступлений, которые могут быть совершены точно определенным лицом (например, злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей — ст.

157 УК; отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний — ст. 308 УК и др.).

———————————
См.: Определение Конституционного Суда РФ от 05.02.2009 N 249-О-О.

Источник: http://upkod.ru/chast-2/razdel-7/glava-19/st-140-upk-rf/kommentarii

ПраваГуру
Добавить комментарий