Статья вредительство при сталине

«Вредительство». Как газетное клише стало статьей УК

Статья вредительство при сталине

Слово «вредитель», которое в СССР служило обиходным синонимом «врага народа», вошло в обличительный лексикон власти в конце 1920-х годов. Как пишет историк и антрополог Галина Орлова, еще в первой половине десятилетия оно обозначало исключительно насекомых или животных, наносящих урон сельскому хозяйству.

В начале 1925 года газета «Правда» во время кампании против частных собственников публикует очерк «Вредители»: «Много на селе вредителей, есть полевые, садовые, огородные, амбарные, но самые вредные и отвратительные — это вредители советской сельской общественности.

Их можно встретить всюду: в кооперации, в рике (районном исполнительном комитете — МЗ), на базаре, на мельнице, на сходе.

Всюду они — «свои люди» — мило улыбаются властям, говорят о своей любви и преданности советской власти и тут же крадут и разрушают советское имущество».

Описывали журналисты и «другую породу вредителей»: «Сидят они в риковских канцеляриях и точат… точат… в результате видим целое имущество расхищенным, видим бесхозяйственность и волокиту».

С этого момента неологизм все чаще мелькает в газетных заметках, но «вредительство» еще не расценивается как «угроза политическому строю» — пока это скорее проступок, злоупотребление.

В 1926 году в «Правде» появляется рубрика «Вредители кооперации». А 8 февраля 1928 года газета печатает статью «Мелкие вредители» — о нецелесообразном отпуске сельским кооперативом дефицитного сукна.

Автор заметки рассуждает о том, как трудно отличить банальную бесхозяйственность от преступления, которое «порождается психологией работников, общими недостатками работы».

Так постепенно «вредительство» становится криминальным — теперь это понятие подразумевает уже не случайную ошибку, а преступление.

Широкое распространение термины «вредители» и «вредительство» получают после Шахтинского дела. Корреспондент «Правды» Давид Заславский в первые дни судебного процесса, который начался 18 мая 1928 года, писал об обвиняемых инженерах треста «Донуголь» так: «Вредитель — это новое слово в советском словаре. Раньше такого слова не было.

Вернее, этот термин применялся только к насекомым, птицам, портящим посевы. Среди людей до сей поры такой профессии не было. Те люди, что причиняли вред, не были непременно вредителями.

Никогда не было такого вот упорного изо дня в день подтачивания, выедания, порчи орудий производства и хозяйственной организации… Сколько угодно было небрежения, лени, наплевательского отношения, но не вредительства».

Филолог Петр Червинский в своей книге «Негативно оценочные лексемы языка советской действительности» пишет, что Шахтинское дело возвело «вредительство» в ранг «официального советского юридического термина».

Как замечает ученый, борьба с «вредителями» служила «средством создания и поддержки постоянного напряжения и неуверенности каждого, делая из него послушный объект манипулирования».

Дела против «вредителей» помогали властям объяснять «постоянные и слишком наглядные срывы, кризисы и неудачи» в экономике и, натравливая друг на друга рабочих и специалистов, не допускать появления независимых объединений на производстве.

Долгий путь в УК

Парадокс, но при Сталине в Уголовном кодексе РСФСР не было статьи о «вредительстве» — она появится в УК лишь в оттепельном 1960-м. А в годы Большого террора дела против «вредителей» возбуждались по принятой в 1926 году статье 58.

7 — «противодействие нормальной деятельности госучреждений и предприятий или соответствующее использование их для разрушения и подрыва государственной промышленности, торговли и транспорта в контрреволюционных целях».

Она была включена в главу «Контрреволюционные преступления» и предполагала расстрел и конфискацию всего имущества, а при смягчающих обстоятельствах — лишение свободы на срок не меньше пяти лет.

Вторая часть статьи 58.7 — саботаж, или сознательное неисполнение служебных обязанностей, заведомо небрежное их исполнение или осложнение излишней канцелярской волокитой; эти преступления наказывались лишением свободы на срок от шести месяцев.

После внесения поправок в июне 1927-го статья 58.

7 стала почти идентичной по формулировке будущей статье «Вредительство» из УК 1960 года — «подрыв государственной промышленности, транспорта, торговли, денежного обращения или кредитной системы, совершенный в контрреволюционных целях путем использования госучреждений и предприятий или противодействия их нормальной деятельности, в интересах бывших собственников или заинтересованных капиталистических организаций». Единственное существенное отличие — в статье 1960 года собственники и капиталисты уже не упоминались.

Среди других вариантов наказания статья 58.7 в редакции 1927 года предусматривала «объявление врагом трудящихся» и лишение гражданства с «изгнанием из пределов Союза ССР навсегда».

Кроме того, саботаж тогда же вывели в отдельную статью 58.14 УК, которая предполагала не меньше года лишения свободы с конфискацией имущества, а при «особо отягчающих обстоятельствах» — расстрел.

При этом сам термин «вредительство» впервые появился в УК лишь 11 лет спустя: в 1938-м, когда ВЦИК своим постановлением отредактировал статью 28, устанавливавшую возможные сроки лишения свободы.

Нижнюю планку тогда повысили до года; верхнюю оставили прежней — десять лет. Однако «по делам о шпионаже, вредительстве и диверсионных актах (ст. ст. 58.1а, 58.6, 58.7 и 58.

9 настоящего Кодекса)» поправка позволила назначать более длительные сроки: максимальный — 25 лет.

Однако самостоятельным составом «вредительство» стало только в Уголовном кодексе РСФСР от 1960 года — его описывала статья 69 из раздела «Особо опасные государственные преступления».

Формулировка, как и было сказано, почти дословно повторяла статью 58.7 из предыдущего УК.

Возможное наказание — лишение свободы на срок от восьми до 15 лет с конфискацией имущества или от двух до пяти лет ссылки.

Статья «вредительство» в Уголовном кодексе РСФСР пережила Советский Союз и действовала вплоть до 1996 года, когда в силу вступил уже российский УК.

«Вредители» в суде: Шахтинское дело и другие процессы

Первое громкое дело «вредителей» — Шахтинский процесс.

10 марта 1928 года в газете «Правда» вышло сообщение прокурора Верховного суда СССР: «На Северном Кавказе, в Шахтинском районе Донбасса, органами ОГПУ при полном содействии рабочих раскрыта контрреволюционная организация, поставившая себе целью дезорганизацию и разрушение каменноугольной промышленности этого района Тщательный анализ многочисленных дезорганизующих промышленность явлений (пожары, взрывы, порча машин, завалы шахт) привел к обнаружению контрреволюционных преступников».

Утверждалось, что «руководящий центр» группы составили бывшие собственники и акционеры каменноугольных предприятий Донбасса, находящиеся за границей и связанные с агентами «германских промышленных фирм и польской контрразведкой».

В подпольной организации якобы состояли инженеры, техники и служащие, «многие из них были раньше агентами белой контрразведки». Следователи настаивали, что «ненужные затраты капитала», снижение качества продукции, затопления и взрывы на шахтах были результатом саботажа.

«Закупалось за границей ненужное оборудование, иногда устарелые машины, иногда, наоборот, самые новейшие, применение которых заводами было невозможно по техническим условиям южноугольного района», — отмечал прокурор.

Главной же задачей заговорщиков был «срыв всей промышленности» и ухудшение обороноспособности СССР.

Фигурантам дела предъявили обвинения по статьям 58.7 и 58.11 УК (организационная деятельность по подготовке государственных преступлений). В сообщении говорилось, что обвиняемые уже арестованы. При этом первые аресты прошли еще в июне 1927 года — через месяц после того, как в Шахтах начались волнения горняков.

Согласно документам из архива президента России, заместитель председателя ОГПУ Генрих Ягода доложил Сталину о раскрытии контрреволюционной организации в Шахтах 2 марта 1928 года.

Перед группой следователей, которые вели дело, поставили задачу любыми средствами добиться чистосердечных признаний и придать процессу «общегосударственный характер», пишут авторы сборника «Репрессированные геологи».

Обвиняемых на трое суток и больше лишали сна, запугивали, обещая неприятности их родным; на допросах арестантам зачитывали текст будущих показаний, который им предстояло повторить в суде.

В итоге некоторые из фигурантов дела признались в умышленном вредительстве, получении денег от зарубежных сообщников и рассказали о планах по переброске оружия из-за границы.

Судебные слушания начались 18 мая 1928 года. Верховный суд СССР под председательством ректора МГУ Андрея Вышинского рассматривал дело в Колонном зале Дома Союзов. Процесс был открытым и длился 41 день. На улицах шли демонстрации, участники которых требовали максимально сурового наказания для «вредителей».

Гособвинителями выступали Николай Крыленко и Григорий Рогинский; кроме того, в процессе участвовали 42 обвинителя от общественных организаций. Обвиняемыми по делу проходили 53 человека, их защищали 15 адвокатов. Большинство обвиняемых, 35 человек, были горными инженерами с дореволюционным образованием.

23 подсудимых отрицали вину, десять человек признали ее частично, остальные — признали полностью.

Суд приговорил 11 обвиняемых к расстрелу; шестерым высшую меру заменили лишением свободы на 10 лет. Четверо (двое из них — германские поданные) были освобождены, еще четверо получили условные сроки. Остальных приговорили к срокам от одного до 10 лет.

«Нельзя считать случайностью так называемое шахтинское дело. «Шахтинцы» сидят теперь во всех отраслях нашей промышленности, — говорил Сталин на пленуме ЦК в апреле 1929 года.

— Многие из них выловлены, но далеко еще не все выловлены.

Буржуазное вредительство есть несомненный показатель того, что капиталистические элементы далеко еще не сложили оружия, что они накопляют силы для новых выступлений против Советской власти».

В конце 2000 года Генпрокуратура России реабилитировала всех осужденных по Шахтинскому делу: ведомство заключило, что аварии и затопления на шахтах были следствием послереволюционного упадка промышленности Донбасса.

Тем не менее, именно Шахтинский процесс сформировал стандарты уголовного преследования «вредителей». С 25 ноября по 7 декабря 1930 года в Москве слушалось дело Промпартии. Обвинителем по нему также выступал Крыленко, председательствовал — Вышинский.

На скамье подсудимых на этот раз оказались восемь человек, в основном, ученые и технические специалисты — директор Теплотехнического института Леонид Рамзин, зампред производственного сектора Госплана Иван Калинников, инженер Всесоюзного текстильного синдиката Ксенофонт Синтин. В этот раз вину признали все фигуранты дела.

По версии следствия, они пытались спровоцировать экономический кризис, который стал бы прелюдией к иностранному военному вторжению, а также в шпионаже и диверсионной работе по заданию Генштаба Франции.

Пятерых подсудимых тогда приговорили к расстрелу, но затем это наказание заменили сроками до 10 лет. Остальные фигуранты дела Промпартии получили по восемь лет лагерей.

В 1931-32 годах на советских электростанциях участились аварии — из строя выходили котлы, моторы, турбины и генераторы. Это стало поводом для еще одного дела «вредителей». Эксперты, привлеченные обвинением, утверждали, что поломки оборудования были результатом «преступной небрежности или прямого вредительства».

17 фигурантов дела — начальников нескольких электростанций, их подчиненных и сотрудников английской фирмы «Метрополитен-Виккерс», инженеры которой обслуживали станции — обвинили по четырем статьям, в том числе по 58.7 УК.

Помимо вредительства им инкриминировали сбор секретных сведений военно-государственного значения и передачу их британцам. ВС приговорил троих подсудимых к 10 годам лагерей с конфискацией всего имущества. Двух британцев осудили на три и два года лишения свободы, еще трое отделались выдворением из СССР, один был оправдан.

Остальные обвиняемые получили сроки от полутора до восьми лет лагерей; лишь один — гражданин СССР — был оправдан.

В марте 1930 года кампания против «вредителей» коснулась нефтяников — «Нефтяной бюллетень» вышел со статьей о невыполнении плана «Азнефтью» и вредительстве на предприятии.

Вскоре были арестованы инженеры, руководившие нефтяной промышленностью Баку.

Аресты продолжились и в 1931 году; в 1937-м как вредителей арестовали нескольких высокопоставленных чиновников — например, начальника Главного управления нефтяной промышленности Михаила Баринова.

В 1954 году по «вредительской» статье 58.7 осудили следователя Михаила Рюмина, который вел одиозное «дело врачей». Верховный суд признал его виновным в фальсификации материалов, «на основании которых были созданы провокационные дела и произведены необоснованные аресты ряда советских граждан, в том числе видных деятелей медицины».

«Как показали в суде свидетели, Рюмин, применяя запрещенные советским законом приемы следствия, принуждал арестованных оговаривать себя и других лиц в совершении тягчайших государственных преступлений — измене Родине, вредительстве, шпионаже», — писала «Правда» в июле 1954 года. Ввиду «особой опасности вредительской деятельности» Рюмина приговорили к расстрелу.

От «вредительства» к «шарашкам»

Осужденными по «вредительским» статьям чаще всего становились профессора и инженеры. В 1931 году коллегия ОГПУ по статье 58.7 и 58.11 УК (организация вредительства) осудила 50-летнего профессора Сельхозинститута Михаила Архангельского на пять лет лагерей; лишение свободы затем заменили высылкой в Сибирь.

В 1933 году по тем же статьям к расстрелу приговорили 50-летнего селекционера Зональной опытной станции зернового хозяйства, профессора Виктора Берга из Омска. Год и четыре месяца лагерей по статье 58.

7 УК получил в 1930 году инженер Народного комиссариата путей сообщения Евгений Блиняк. Через два года в Казахстан сослали профессора Казанского государственного ветеринарного института Михаила Крылова, осужденного по статьям 58.7 и 58.11 УК.

Все они позже были реабилитированы.

В 1989 году возглавляемая Александром Яковлевым Комиссия по реабилитации установила, что только за 1929-30 годы как «вредителей» в СССР осудили более 600 ученых и инженеров.

Как отмечает «Мемориал», борьба с «вредительством» в первую очередь касалась высококвалифицированных специалистов — поэтому она стала главным источником кадров для «шарашек», где осужденные продолжали работать по специальности.

Источник: https://zona.media/article/2017/17/02/uk-vrediteli

Самые абсурдные законы СССР, из-за которых можно было стать уголовником

Статья вредительство при сталине

По количеству перегибов советский уголовный кодекс могла переплюнуть разве что советская агитация. Globallook.

В Советском Союзе было множество всяких перегибов, в том числе и в законах

Советский уголовный кодекс — как и многое другое в нашей стране в те времена — был всецело направлен на то, чтобы строителям коммунизма было сподручнее прокладывать путь в «светлое будущее».

Соответственно всё, что могло этому «строительству» помешать, было запрещено и каралось немалыми тюремными сроками.

  И хотя в современной России это может показаться бредом или выдумкой антиутопистов, любой гражданин Советского Союза мог попасть под уголовную статью за…

1. …нищенство

СТАТЬЯ: 209 УК РСФСР

globallookpress.com

Нищих и обездоленных в СССР категорически не должно было быть.

Наличие на улицах городов маргиналов противоречило самой сути советской идеологии, согласно которой все люди, без остатка отдающие себя труду, гарантированно будут иметь кусок хлеба и крышу над головой.

  В обществе царила полная уверенность в том, что все нищие, которые стоят с протянутой рукой, просто не желают трудиться и приносить пользу обществу.

КТО ПОДПАДАЛ: В реальности, разумеется, всё было иначе. Великая Отечественная война, которая принесла в нашу страну горе и разруху, оставила миллионы людей без жилья, родных и вообще каких-либо средств к существованию. Лишившиеся на войне здоровья люди не могли полноценно работать.

ЧЕМ КАРАЛОСЬ: Тем, кто просил на улице милостыню, грозило до двух лет лишения свободы (после нескольких предупреждений). Иногда нищих отправляли на исправительные работы на срок от шести месяцев до года.

2. …самогоноварение

СТАТЬЯ: 158 УК РСФСР

pixabay.com

«Веселье на Руси есть питие», — сказал однажды князь Владимир Святославович. К сожалению, в нашей стране употребление спиртных напитков уже много веков является традицией.

КТО ПОДПАДАЛ: Самогон варили в Советском Союзе во многих домах — в разные годы алкоголь было непросто купить в магазинах, поэтому даже в небольших квартирах в высотках люди умудрялись гнать зелье из всего, что попадалось под руку. Кто-то занимался этим, чтобы обеспечить себя крепким напитком, ну а кто-то был самым настоящим бутлегером и продавал пьянящую жидкость (часто сомнительного качества) другим людям.

ЧЕМ КАРАЛОСЬ: За найденный в доме или квартире самогонный аппарат можно было получить наказание в виде полугода исправительных работ (в этом случае самогонщиков могли просто оштрафовать на довольно крупную сумму). С продажей алкоголя всё было серьёзнее. Тех, кто занимался реализацией спиртного, произведённого кустарным способом, вполне могли посадить на три года.

3. …вредительство

СТАТЬЯ: 69 УК РСФСР

globallookpress.com

КТО ПОДПАДАЛ: Вредителями в русском языке обычно называют насекомых, которые представляют большую угрозу для сельского хозяйства.

В СССР так ещё называли людей, которые сознательно (но чаще всего, конечно, без злого умысла) наносили вред всему, что составляло основу советского государства.

Тот, кто ненароком сболтнул чего-нибудь личного, дал оценку происходящему или случайно сломал что-нибудь на работе, сразу попадал под эту статью.

ЧЕМ КАРАЛОСЬ: «Вредитель» мог получить нереальный срок — до 15-ти лет заключения.

4. …тунеядство

СТАТЬЯ: 209 УК РФ

Фотохроника ТАСС

КТО ПОДПАДАЛ: Среди известных советских тунеядцев значатся поэт Иосиф Бродский, актёр Николай Годовиков и музыкант Виктор Цой, который устроился кочегаром в котельную только для того, чтобы продолжать беспрепятственно заниматься своим любимым делом.

ЧЕМ КАРАЛОСЬ: «Профессиональных лентяев», а на самом деле просто предприимчивых, талантливых и умных людей, которые пытались организовать собственное дело и не желали работать на государство, могли упрятать за решётку на срок до четырёх лет. Поначалу тунеядцев штрафовали, потом штрафовали или отправляли на исправительные работы. Тюрьма грозила только злостным уклонистам от «общественно-полезного труда».

5. …спекуляции

СТАТЬЯ: 154 УК РСФСР

Власов Олег/Фотохроника ТАСС

Импортная одежда, виниловые пластинки, книги, посуда и даже продукты питания — всего этого не хватало тогда нашим соотечественников. За дефицитные товары любой был готов выложить чуть больше их рыночной цены. Такой расклад устраивал всех, но только не власть.

КТО ПОДПАДАЛ: Спекулянт в Советском Союзе был одним из самых главных «врагов общества», но, по сути, все ругали и ненавидели обычных торговцев, которые где-то покупали товар и чаще всего самостоятельно (рискуя собственной свободой) его реализовывали, немного накручивая цену. Классическая рыночная схема. Большинство людей занимались этим исключительно чтобы хоть как-то свести концы с концами. Покупателей тоже всегда хватало. Во времена тотального дефицита спекулянты предлагали людям вещи, которые в магазинах было просто не достать.

ЧЕМ КАРАЛОСЬ: Максимальное наказание, которое грозило спекулянту — семь лет лишения свободы с конфискацией имущества.

6. …мужеложство

СТАТЬЯ: 121 УК РСФСР

Генрих Ягода wikipedia.org

Эта статья появилась в советском уголовном кодексе в начале 30-х по инициативе Генриха Ягоды, который тогда был наркомом внутренних дел СССР.

В своём докладе Сталину он связал нетрадиционную сексуальную ориентацию с контрреволюцией.

Согласно наблюдениям его подчинённых, подпольные клубы для мужеложцев якобы стали центрами совращения советской молодёжи, которую сбивали с истинного пути (в том числе и политического) «матёрые» враги существующего строя — представители сексуальных меньшинств.

КТО ПОДПАДАЛ: При помощи этой статьи можно было избавиться практически от любого неугодного человека. Несколько десятков власть имущих были отправлены за решётку именно по обвинению в мужеложстве.

ЧЕМ КАРАЛОСЬ: Виновных в данном «преступлении» сажали в тюрьму на срок до пяти лет.

Источник: https://www.eg.ru/society/417564/

Ссср и его 58-я статья

Статья вредительство при сталине

В последнее время, на многочисленных форумах, в очередной раз поднимается вонь, по поводу невинно репрессированного миллиарда лично Сталиным. Крики о «политической статье» и «массовых расстрелах» вновь слышны.

«Дедушку-священника расстреляли по 58 статье за то, что он просто верил в бога». Уважаемые, давайте вместе почитаем состав обширной 58 статьи. Здесь приведены дословные выдержки УК СССР.  Здесь статьи https://pikabu.

ru/story/khrushchevskaya_amnistiya_4236602 чуть более сжаты и в контексте последующих амнистий и реабилитаций.

Пост очень длинный. Много букв. Картинок нету.

58-1.

Контрреволюционным признается всякое действие, направленное к свержению, подрыву или ослаблению власти рабоче-крестьянских советов и избранных ими, на основании Конституции Союза ССР и конституций союзных республик, рабоче-крестьянских правительств Союза ССР, союзных и автономных республик или к подрыву или ослаблению внешней безопасности Союза ССР и основных хозяйственных, политических и национальных завоеваний пролетарской революции.

В силу международной солидарности интересов всех трудящихся такие же действия признаются контрреволюционными и тогда, когда они направлены на всякое другое государство трудящихся, хотя бы и не входящее в Союз ССР. [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

58-1а. Измена Родине, т.е.

действия, совершенные гражданами Союза ССР в ущерб военной мощи Союза ССР, его государственной независимости или неприкосновенности его территории, как-то: шпионаж, выдача военной или государственной тайны, переход на сторону врага, бегство или перелет за границу, караются высшей мерой уголовного наказания — расстрелом с конфискацией всего имущества, а при смягчающих обстоятельствах — лишением свободы на срок 10 лет с конфискацией всего имущества. [20 июля 1934 г. (СУ №30, ст.173)]3.

58-1б. Те же преступления, совершенные военнослужащими, караются высшей мерой уголовного наказания — расстрелом с конфискацией всего имущества. [20 июля 1934 г. (СУ №30, ст.173)].

58-1в. В случае побега или перелета за границу военнослужащего совершеннолетние члены его семьи, если они чем-либо способствовали готовящейся или совершенной измене, или хотя бы знали о ней, но не довели об этом до сведения властей, караются — лишением свободы на срок от 5 до 10 лет с конфискацией всего имущества.

Остальные совершеннолетние члены семьи изменника, совместно с ним проживавшие или находившиеся на его иждивении к моменту совершения преступления, подлежат лишению избирательных прав и ссылке в отдаленные районы Сибири на 5 лет. [20 июля 1934 г. (СУ №30, ст.173)].

58-1г. Недонесение со стороны военнослужащего о готовящейся или совершенной измене влечет за собой лишение свободы на 10 лет.

Недонесение со стороны остальных граждан (не военнослужащих) преследуется согласно ст.58-12. [20 июля 1934 г. (СУ №30, ст.173)].

58-2.

Вооруженное восстание или вторжение в контрреволюционных целях на советскую территорию вооруженных банд, захват власти в центре или на местах в тех же целях и, в частности, с целью насильственного отторгнуть от Союза ССР и отдельной союзной республики какую-либо часть ее территории или расторгнуть заключенные Союзом ССР с иностранными государствами договоры влекут за собой — высшую меру социальной защиты — расстрел или объявление врагом трудящихся с конфискацией имущества и с лишением гражданства союзной республики и, тем самым, гражданства Союза ССР и изгнание из пределов Союза ССР навсегда, с допущением при смягчающих обстоятельствах понижения до лишения свободы на срок не ниже трех лет, с конфискацией всего или части имущества. [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

58-3. Сношения в контрреволюционных целях с иностранным государством или отдельными его представителями, а равно способствование каким бы то ни было способом иностранному государству, находящемуся с Союзом ССР в состоянии войны или ведущему с ним борьбу путем интервенции или блокады, влекут за собой —

меры социальной защиты, указанные в ст.58-2 настоящего кодекса. [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

58-4.

Оказание каким бы то ни было способом помощи той части международной буржуазии, которая, не признавая равноправия коммунистической системы, приходящей на смену капиталистической системе, стремится к ее свержению, а равно находящимся под влиянием или непосредственно организованным этой буржуазии общественным группам и организациям в осуществлении враждебной против Союза ССР деятельности, влечет за собой — лишение свободы на срок не ниже трех лет с конфискацией всего или части имущества, с повышением, при особо отягчающих обстоятельствах, вплоть до высшей меры социальной защиты — расстрела или объявления врагом трудящихся, с лишением гражданства союзной республики и тем самым, гражданства Союза ССР и изгнанием из пределов Союза ССР навсегда, с конфискацией имущества. [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

58-5.

Склонение иностранного государства или каких-либо в нем общественных групп, путем сношения с их представителями, использованием фальшивых документов или иными средствами, к объявлению войны, вооруженному вмешательству в дела Союза ССР или иным неприязненным действиям, в частности: к блокаде, к захвату государственного имущества Союза ССР или союзных республик, разрыву дипломатических сношений, разрыву заключенных с Союзом ССР договоров и т.п., влечет за собой — меры социальной защиты, указанные в ст.58-2 настоящего кодекса. [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

58-6. Шпионаж, т.е.

передача, похищение или собирание с целью передачи сведений, являющихся по своему содержанию специально охраняемой государственной тайной, иностранным государствам, контрреволюционным организациям или частным лицам, влечет за собой — лишение свободы на срок не ниже трех лет, с конфискацией всего или части имущества, а в тех случаях, когда шпионаж вызвал или мог вызвать особо тяжелые последствия для интересов Союза ССР, — высшую меру социальной защиты — расстрел или объявление врагом трудящихся с лишением гражданства союзных республик и, тем самым, гражданства Союза ССР и изгнанием из пределов Союза ССР навсегда с конфискацией имущества.

Передача, похищение или собирание с целью передачи экономических сведений, не составляющих по своему содержанию специально охраняемой государственной тайны, но не подлежащих оглашению по прямому запрещению закона или распоряжению руководителей ведомств, учреждений и предприятий, за вознаграждение или безвозмездно организациям и лицам, указанным выше, влекут за собой — лишение свободы на срок до трех лет. [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

Примечание 1. Специально охраняемой государственной тайной считаются сведения, перечисленные в особом перечне, утверждаемом Советом народных комиссаров Союза ССР по согласованию с советами народных комиссаров союзных республик и опубликовываемом во всеобщее сведение. [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

Примечание 2. В отношении шпионажа лиц, упомянутых в ст.193-1 настоящего Кодекса4, сохраняет силу ст.193-24 того же Кодекса. [9 января 1928 г. (СУ №12, ст.108)].

58-7.

Подрыв государственной промышленности, транспорта, торговли, денежного обращения или кредитной системы, а равно кооперации, совершенный в контрреволюционных целях путем соответствующего использования государственных учреждений и предприятий, или противодействие их нормальной деятельности, а равно использование государственных учреждений и предприятий или противодействие их деятельности, совершаемое в интересах бывших собственников или заинтересованных капиталистических организаций, влекут за собой — меры социальной защиты, указанные в ст.58-2 настоящего кодекса. [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

58-8. Совершение террористических актов, направленных против представителей советской власти или деятелей революционных рабочих и крестьянских организаций, и участие в выполнении таких актов, хотя бы и лицами, не принадлежащими к контрреволюционной организации влекут за собой — меры социальной защиты, указанные в ст.58-2 настоящего кодекса. [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

58-9.

Разрушение или повреждение с контрреволюционной целью взрывом, поджогом или другими способами железнодорожных или иных путей и средств сообщения, средств народной связи, водопровода, общественных складов и иных сооружений или государственного и общественного имущества, влечет за собой — меры социальной защиты, указанные в ст.58-2 настоящего кодекса. [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

58-10. Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений (ст.ст.58-2 — 58-9 настоящего Кодекса), а равно распространение или изготовление или хранение литературы того же содержания влекут за собой —

лишение свободы на срок не ниже шести месяцев.

Те же действия при массовых волнениях или с использованием религиозных или национальных предрассудков масс, или в военной обстановке, или в местностях, объявленных на военном положении, влекут за собой — меры социальной защиты, указанные в ст.58-2 настоящего кодекса. [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

58-11.

Всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению предусмотренных в настоящей главе преступлений, а равно участие в организации образованной для подготовки или совершения одного из преступлений, предусмотренных настоящей главой, влекут за собой — меры социальной защиты, указанные в соответствующих статьях настоящей главы. [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

58-12. Недонесение о достоверно известном, готовящемся или совершенном контрреволюционном преступлении влечет за собой — лишение свободы на срок не ниже шести месяцев [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

58-13. Активные действия или активная борьба против рабочего класса и революционного движения, проявленные на ответственной или секретной (агентура) должности при царском строе или у контрреволюционных правительств в период гражданской войны, влекут за собой — меры социальной защиты, указанные в ст.58-2 настоящего кодекса. [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

58-14. Контрреволюционный саботаж, т.е.

сознательное неисполнение кем-либо определенных обязанностей или умышленно небрежное их исполнение со специальной целью ослабления власти правительства и деятельности государственного аппарата, влечет за собой — лишение свободы на срок не ниже одного года, с конфискацией всего или части имущества, с повышением, про особо отягчающих обстоятельствах, вплоть до высшей меры социальной защиты — расстрела, с конфискацией имущества. [6 июня 1937 г. (СУ №49, ст.330)].

Итак у нас любят спекулировать особенно рьяно частями 1г, 10, 11, 12 и 14. Что мол это самое «ни за что». 1г и 12 — Не доносительство, в случае 1г военным. Сейчас если ты заведомо и достоверно знал о теракте, вооружённом восстании, измене родины или шпионаже и не донёс, ты соучастник, прикрывающий преступника.

14 — саботаж, это не «опоздание на 15 минут» (если это не регулярно и не на оборонном предприятии), — это остановка производственного процесса, за которую сейчас ты вылетишь с работы с волчьим билетом. 11 — подготовка (шпионажа, теракта, вандализма, подрыва и т.д.), если тебя сейчас за этим поймают, ты тоже сядешь. И любимая 10.

Пропаганда и агитация. «Никакой свободы слова». https://meduza.io/feature/2017/08/08/sotrudnik-google-napisa… — нынешнее положение «свободы слова», не согласен — лишишься работы и будешь в чёрном списке, если тебе потом какой-нибудь активист не проломит голову за расизм. Это из свежих, а таких «весёлых случаев» куча.

Как инженер НАСА в рубашке с женщинами.

Так вот, давайте ка крикуны, выкладывайте приговоры по 58 с подробностями (по какой части осуждены). А то страна не знает своих «невинных» героев. А если у вас ещё и материалы дела найдутся, то вообще агонь. Чтобы в контексте, так сказать, посмотреть. Спасибо за внимание.

Источник: https://pikabu.ru/story/sssr_i_ego_58ya_statya_5288718

Уголовный кодекс РСФРС 1926 г. Особенная часть.

Статья вредительство при сталине

Контрреволюционным признается всякое действие, направленное к свержению, подрыву или ослаблению власти рабоче-крестьянских Советов, и избранных ими, на основании Конституции Союза ССР и конституций союзных республик, рабоче-крестьянских правительств Союза ССР, союзных и автономных республик, или к подрыву или ослаблению внешней безопасности Союза ССР и основных хозяйственных, политических и национальных завоеваний пролетарской революции.

В силу международной солидарности интересов всех трудящихся такие же действия признаются контрреволюционными и тогда, когда они направлены на всякое другое государство трудящихся, хотя бы и не входящее в Союз ССР. (6 июня 1927 г. (СУ № 49, ст. 330).

§1.Общие замечания. «Переход от капитализма к коммунизму есть целая историческая эпоха. Пока она не закончилась, у эксплуататоров неизбежно остается надежда на реставрацию, а эта надежда превращается в попытки реставрации.

И после первого серьезного поражения свергнутые эксплуататоры, которые не ожидали своего свержения, не верили в него, не допускали мысли о нем, с удесятеренной энергией, с бешеной страстью, с ненавистью, возросшей во сто крат, бросаются в бой за возвращение отнятого рая» (Ленин, Соч., т. XXIII, стр. 355).

Формы контрреволюционного сопротивления меняются, но острие его всегда направлено против основ советского строя. Посягательство на власть Советов представляет собой контрреволюционное посягательство.

Ст. 581 дает общее определение контрреволюционного преступления. Она потому не определяет наказания за контрреволюционные преступления.

§2. Власть рабоче-крестьянских Советов и избранных ими на основании Конституции СССР и конституций союзных и автономных республик рабоче-крестьянских правительств Союза ССР, союзных и автономных республик. Согласно ст.

1 Сталинской Конституции, «Союз Советских Социалистических Республик есть социалистическое государство рабочих и крестьян», согласно ст. 2, «политическую основу СССР составляют Советы депутатов трудящихся, выросшие и окрепшие в результате свержения власти помещиков и капиталистов и завоевания диктатуры пролетариата».

В соответствии с этим всякого рода посягательство на власть Советов трудящихся есть контрреволюционное преступление.

§3. Внешняя безопасность.

СССР находится в окружении государств, среди которых имеются враждебные, агрессивные государства, стремящиеся ослабить, подорвать и уничтожить наше социалистическое государство.

Всякого рода посягательство на внешнюю безопасность СССР является поэтому посягательством на социалистическое государство рабочих и крестьян, является контрреволюционным преступлением.

§4. Основные хозяйственные, политические и национальные завоевания пролетарской революции. Контрреволюционным является также всякое посягательство на хозяйственные основы социалистического государства. Согласно ст.

4 Сталинской Конституции, «экономическую основу СССР составляют социалистическая система хозяйства и социалистическая собственность на орудия и средства производства, утвердившиеся в результате ликвидации капиталистической системы хозяйства, отмены частной собственности на орудия и средства производства и уничтожения эксплуатации человека человеком».

Национальная политика СССР нашла выражение в ст. 123 Сталинской Конституции: «Равноправие граждан СССР, независимо от их национальности и расы, во всех областях хозяйственной, государственной, культурной и общественно-политической жизни является непреложным законом.

Какое бы то ни было прямое или косвенное ограничение прав или, наоборот, установление прямых или косвенных преимуществ граждан в зависимости от их расовой и национальной принадлежности, равно как всякая проповедь расовой и национальной исключительности или ненависти и пренебрежения — караются законом».

Посягательство на основы национальной политики социалистического государства также является контрреволюционным преступлением.

§ 5. «Всякое действие». Ст. 581 предусматривает «всякое действие», направленное к свержению, подрыву или ослаблению власти Советов.

Следовательно, любое действие (или бездействие, например контрреволюционный саботаж) может при наличии других требуемых законом признаков образовать состав контрреволюционного преступления.

Для состава контрреволюционного преступления не требуется обязательного наступления преступных последствий; достаточно, если действие было направлено к свержению, подрыву или ослаблению советского строя.

§ 6. Умысел.

Необходимым элементом состава контрреволюционного преступления является умысел: лицо сознает, что его действия направлены к свержению, подрыву или ослаблению советского строя, желает этого (прямой умысел) или сознательно допускает это (косвенный или эвентуальный, умысел). Без умысла нет контрреволюционного преступления. Нельзя поэтому совершить контрреволюционное преступление по неосторожности.

§ 7. Ч. 2 ст. 58'. Ч. 2 ст. 581 предусматривает случаи совершения контрреволюционных преступлений против «всякого другого государства трудящихся, хотя бы и не входящего в Союз ССР».

Такими государствами в настоящее время являются Монгольская Народная Республика и Тану-Тувинская Народная Республика.

Поэтому, если на территории СССР будет совершено посягательство против основ названных республик, то это посягательство должно квалифицироваться как контрреволюционное преступление.

Статья 581
ИЗМЕНА РОДИНЕ

Ст. ст. 581а—581г введены в действие со времени введения в действие пост. ЦИК СССР от 8 июня 1934 г. (СЗ СССР 1934 г. № 33, ст. 255).

Измена Родине, т. е.

действия, совершенные гражданами СССР в ущерб военной мощи СССР, его государственной независимости или неприкосновенности его территории, как-то: шпионаж, выдача военной или государственной тайны, переход на сторону врага, бегство или перелет за границу караются —
высшей мерой уголовного наказания — расстрелом с конфискацией всего имущества, а при смягчающих обстоятельствах — лишением свободы на срок десять лет с конфискацией всего имущества. [20 июля 1934 г. (СУ № 30, ст. 173)].

§1. Общие замечания. Ст. 133 Сталинской Конституции устанавливает: «Защита отечества есть священный долг каждого гражданина СССР. Измена Родине: нарушение присяги, переход на сторону врага, нанесение ущерба военной мощи государства, шпионаж — карается по всей строгости закона как самое тяжкое злодеяние».

Ответственность за измену Родине как самое тяжкое злодеяние предусмотрена законом 8 июня 1934 г., изданным в дополнение Положения о государственных преступлениях.

В условиях Великой Отечественной войны измена Родине — самое тяжкое и самое гнусное преступление.

§2. Изменнические действия. Ст. 581а дает перечень действий, могущих образовать состав измены Родине. Закон предусматривает шпионаж, выдачу военной или государственной тайны, переход на сторону врага, бегство или перелет за границу. Этот перечень не является исчерпывающим.

Так, в него не включено указание на нарушение присяги, которое, согласно приведенной выше ст. 133 Сталинской Конституции, является также одним из изменнических действий.

Изменническими являются также действия лиц, оказывающих пособничество немецким оккупантам при совершении ими насилий и грабежей на временно захваченной ими территории СССР.

§3. Действия в ущерб военной мощи Союза ССР, его государственной независимости или неприкосновенности его территории. Измена Родине, в каком бы действии она не выражалась, всегда совершается в ущерб военной мощи, независимости или неприкосновенности Союза ССР.

Некоторые действия, перечисленные в ст. 581а, сами по себе всегда являются актами, совершаемыми в ущерб военной мощи, например шпионаж, выдача военной тайны. Напротив, названные в ст.

581а случаи перехода за границу образуют состав измены Родине или иное преступление именно в зависимости от того, совершен ли переход в ущерб военной мощи, независимости или неприкосновенности Союза ССР. Так, например, незаконный переход границы должен квалифицироваться по ст.

581а если он имел целью сообщение каких-либо военных сведений, и по ст. 84, если целью незаконного перехода было свидание с матерью.

§4. Субъект ответственности. Отвечать за измену Родине может лишь гражданин СССР. Иностранцы, совершившие изменнические действия, должны отвечать по ст. ст. 853, 854, 585 или 586, в зависимости от конкретных обстоятельств дела.

§ 5. Указ 19 апреля 1943 г. установил, что шпионы и изменники Родине из числа советских граждан караются смертной казнью через повешение, а пособники из местного населения, уличенные в оказании содействия фашистским злодеям в совершении расправ и насилий над гражданским населением и пленными красноармейцами, караются ссылкой на каторжные работы на срок от 15 до 20 лет.

Статья 581б
ИЗМЕНА РОДИНЕ, СОВЕРШЕННАЯ ВОЕННОСЛУЖАЩИМ

Те же преступления, совершенные военнослужащими, караются высшей мерой уголовного наказания —
асстрелом с конфискацией всего имущества. [20 июля 1934 г. (СУ № 30, ст. 173)].

Источник: http://www.memorial.krsk.ru/DOKUMENT/USSR/UK1926.htm

ПраваГуру
Добавить комментарий