Заработная плата по виду экономической деятельности в ставропольском крае 2018

Мрот по отраслям в 2019 году: таблица средней зарплаты по регионам рф

Заработная плата по виду экономической деятельности в ставропольском крае 2018

Журнал «Упрощенка» подготовил таблицу средней зарплаты в России, которую надо применять в 2019 году. Ниже платить нельзя, поэтому таблица фактически представляет МРОТ по отраслям.

В таблице зарплата разбита по регионам, а также по видам деятельности с учетом новых кодов ОКВЭД—2019. Среднюю зарплату нужно платить по отраслям (видам деятельности), иначе налоговики подумают, что работодатель платит зарплату в конвертах, доначислят пени и штрафы, взносы и НДФЛ.

Бухгалтеры должны обратить внимание, что из-за изменения минимальной зарплаты, а также среднего заработка, работодатели должны поднять зарплату. Как узнать, будет ли у вас в компании проверка ФНС по поводу зарплат, читайте в статье журнала «Упрощенка».

Средняя зарплата в России, если брать цифры по всем 85 регионам РФ, по данным Росстата, в первом полугодие 2019 года составляет 42 550 рублей. Такие цифры Росстат привел в своем исследовании. Данные цифры берутся до вычета НДФЛ, который составляет 13%. То есть в реальном выражении средняя зарплата по РФ еще меньше — 37 018,5 руб. (42 550 – 13% от 42 550).

Как пользоваться таблицей: найдите свою отрасль (1-й столбец) и свой регион (2-й столбец) в таблице. В 3-м столбце увидите среднюю зарплату. После скачивания в таблице доступна сортировка по видам деятельности ОКВЭД и регионам РФ.

Обратите внимание, что данная таблица за прошлый год, она используется в 2019 году.

Республика Адыгея (Адыгея), Республика Алтай, Республика Башкортостан, Республика Бурятия, Республика Дагестан, Республика Ингушетия, Кабардино-Балкарская Республика, Республика Калмыкия, Карачаево-Черкесская Республика, Республика Карелия, Республика Коми, Республика Крым, Республика Марий Эл, Республика Мордовия, Республика Саха (Якутия), Республика Северная Осетия — Алания, Республика Татарстан (Татарстан), Республика Тыва, Удмуртская Республика, Республика Хакасия, Чеченская Республика, Чувашская Республика — Чувашия;

Алтайский край, Забайкальский край, Камчатский край, Краснодарский край, Красноярский край, Пермский край, Приморский край, Ставропольский край, Хабаровский край; Амурская область, Архангельская область, Астраханская область, Белгородская область, Брянская область, Владимирская область, Волгоградская область, Вологодская область, Воронежская область, Ивановская область, Иркутская область, Калининградская область, Калужская область, Кемеровская область, Кировская область, Костромская область, Курганская область, Курская область, Ленинградская область, Липецкая область, Магаданская область, Московская область, Мурманская область, Нижегородская область, Новгородская область, Новосибирская область, Омская область, Оренбургская область, Орловская область, Пензенская область, Псковская область, Ростовская область, Рязанская область, Самарская область, Саратовская область, Сахалинская область, Свердловская область, Смоленская область, Тамбовская область, Тверская область, Томская область, Тульская область, Тюменская область, Ульяновская область, Челябинская область, Ярославская область;

Москва, Санкт-Петербург, Севастополь;

Еврейская автономная область; Ненецкий автономный округ, Ханты-Мансийский автономный округ — Югра, Чукотский автономный округ, Ямало-Ненецкий автономный округ.

Как видно из данных Росстата, реальные располагаемые доходы населения по отношению к прошлым годам в 2019 году растут.

На 1 июля 2019г. просроченная задолженность по заработной плате отсутствовала в 9 субъектах Российской Федерации. За месяц она снизилась в 34 субъектах, осталась без изменения — в 5 субъектах, выросла — в 34 субъектах, образовалась — в 3 субъектах Российской Федерации.

Задолженность из-за несвоевременного получения денежных средств из бюджетов всех уровней по кругу наблюдаемых видов экономической деятельности на 1 июля 2019г.  оставила 55 млн.рублей, или 2,0% общего объема просроченной задолженности по заработной плате.

Из общего объема задолженности из-за бюджетного недофинансирования 38,4% приходилось на федеральный бюджет, 60,2% — бюджеты субъектов Российской Федерации, 1,4% — на местные бюджеты.

Как работодателям использовать среднюю зарплату

Налоговики определяют среднюю зарплату в компании на основании показателей последнего отчета 6-НДФЛ. Формула следующая:

По этой формуле сами рассчитайте среднюю зарплату в организации. Затем сравните со статистическими показателями по вашему региону и отрасли.

Показатели средней зарплаты по регионам и отраслям смотрите в таблице выше. Если заработок выше статистических показателей, налоговики вряд ли обвинят компанию в необоснованной выгоде из-за конвертов.

Организация заполнила форму 6-НДФЛ за I квартал 2019 года. В строке 020 показала доходы — 890 000 руб., в строке 060 — количество получателей — 11 человек. Если воспользоваться методикой налоговиков, средняя зарплата в компании за месяц равна 26 970 руб. (890 000 руб. : 11 чел. : 3 мес.).

Сегодня при подписке на журнал «Упрощенка» — сразу два подарка: Робот-пылесос + 2 дополнительных месяца подписки.

Счет действует до 9 октября включительно.

Источник: https://www.26-2.ru/art/352258-srednyaya-zarplata-v-rossii

Зарплата нефтяника в россии в 2018 году — Виза Совет

Заработная плата по виду экономической деятельности в ставропольском крае 2018

Зарплаты в «нефтянке» в разы выше, чем в других отраслях, хотя эти профессии не самые сложные и опасные, а компании жалуются на непосильные налоги

Когда смотришь на данные Росстата по величине средних зарплат в различных отраслях российской экономики, возникает вопрос, почему они так сильно отличаются друг от друга.

Судите сами: среднемесячная заработная плата работников сферы добычи полезных ископаемых составила, по данным Росстата, в августе 2018 года 82 257 рублей, а в добыче нефти и природного газа и вовсе 123 320 рублей.

Это значительно больше, чем платят, к примеру, в производстве текстильных изделий — 24 522 рубля, или в производстве мебели — 23 965 рублей в месяц (самый низкий уровень).

Средняя зарплата по такому виду экономической деятельности, как «сельское хозяйство, лесное хозяйство, охота, рыболовство и рыбоводство» составила в августе 2018 года 30 116 рублей, что более чем в четыре раза меньше упомянутого уровня зарплат в добыче нефти и природного газа.

Небезынтересно, кстати, что практически на таком же рекордно высоком уровне, как у нефтяников и газовиков, находятся сегодня зарплаты и работников воздушного и космического транспорта (да-да, так официально — вместе с «космическим» — этот вид экономической деятельности именуется сегодня) — 122 263 рубля в месяц. Их как-то никто не упоминает по рекордным зарплатам, однако статистика, даже отечественная, — вещь упрямая.

За рубежом ситуация схожая, хотя и значительно более ровная, если можно так сказать. Для сравнения надо взять страну, где добывающий сектор хорошо развит.

Возьмем США: по данным национального Бюро статистики труда средняя зарплата в сфере добычи полезных ископаемых в октябре 2018 года равнялась 1508 долларов США в неделю (там практикуют такое измерение), в то время как в розничной торговле средняя зарплата составила 584 доллара США в неделю.

Кстати, зарплаты в финансовом секторе (и это в США!) также заметно уступают добыче полезных ископаемых — 1324 доллара США в неделю, информационщики — тоже в проигрыше: 1458 долларов США в неделю. А вот с Европой сравнивать не очень корректно, ввиду того, что сырьевой сектор там в целом совсем небольшой.

Почему им столько платят

Почему все так складывается? Справедливо это, или нет? Давайте применим строгий политэкономический подход. Если нефтяники и газовики больше платят, значит, у них для этого есть финансовые возможности.

Из чего платятся зарплаты? Из валовой добавленной стоимости (новой стоимости). А это выпуск товаров и услуг (суммарная стоимость товаров и услуг, являющихся результатом производственной деятельности) минус промежуточное потребление (стоимость товаров и услуг, которые трансформируются или полностью потребляются в процессе производства).

Все это знать важно, но недостаточно, потому что средние зарплаты считаются в расчете на одного работающего. Значит, и показатель валовой добавленной стоимости нам важен в расчете на одного работающего.

Но тогда это будет не что иное, как… производительность труда.

Корректности ради, стоимость надо будет делить на отработанные человекочасы, потому что один работник может работать 8 часов в сутки, а другой 3−4 часа.

Если мы посчитаем таким образом производительность труда, то выяснится (мы делаем подобные расчеты по последним имеющимся данным Росстата), что производительность труда в добыче полезных ископаемых превосходит аналогичные показатели в сельском хозяйстве в 22,9 раза (!), в обрабатывающих отраслях — в 6,8 раз, в торговле — в 9,1 раза и т. д. А средний показатель производительности труда по всем видам экономической деятельности оказался в 7 раз меньше показателя нефтяников и газовиков.

Безусловно, такие данные заставляют усомниться в корректности рассчитываемого подобным образом показателя производительности труда. А что не так? — Все так, потому что есть отрасли, где при относительно гораздо меньших трудозатратах можно получить большую стоимость реализуемых товаров и услуг. Получается, что высокие зарплаты нефтяников и газовиков являются вполне обоснованными.

Но мы же понимаем, почему так происходит: те, кто занят в добыче полезных ископаемых, просто взяли и реализовали их — так у «добытчиков» всегда будет соответствующее конкурентное преимущество. И все-таки это не совсем справедливо, надо как-то выравнивать ситуацию.

Государство пытается здесь кое-что сделать: налоговая нагрузка в добыче полезных ископаемых выше, чем, к примеру, в том же сельском хозяйстве, примерно в 14 раз.

Налоговая нагрузка в данном случае считается так: уплаченные налоги и соцвзносы к валовой добавленной стоимости, уменьшенной на величину амортизации.

Столь значительно более высокую налоговую нагрузку обеспечивает, прежде всего, налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ).

Естественно, что нефтяникам это не нравится (а кому налоги нравятся?), они справедливо утверждают, что в цене литра бензина больше 65% — это налоги, и этот показатель в последнее время только растет.

Равенства не будет

Большая разница в уровнях заработной платы между рекордсменами и отстающими объясняется еще и тем, что в некоторых отраслях у нас относительно велик уровень теневой зарплаты.

В той же торговле средняя зарплата в августе 2018 года составила 35 306 рублей. Сколько она составила бы с учетом теневых зарплат — можно только прикидывать.

А вот в газо- и нефтедобыче практически все на виду, какая уж тут теневая экономика, если отрасль представлена крупнейшими компаниями. Учтем и это.

Если зарплаты будут и впредь сильно различаться, то встает вопрос: почему люди работают в отраслях с относительно невысокой зарплатой, почему не идут туда, где платят больше? Тут все просто: они, вероятно, и рады были бы уйти на более высокие зарплаты, но возможности для этого очень ограничены. Газодобыча и нефтянка не смогут всех трудоустроить. Поэтому приходится трудиться и в том же сельском хозяйстве, где платят в разы меньше, условно говоря, «за околицей». Работают люди и там, где им просто нравится работать.

Таким образом, нефтяники и газовики имеют основания рассчитывать на более высокий уровень зарплат, это надо признать, как бы ни показались кому-нибудь данные притязания не очень справедливыми.

Это, безусловно, не означает, что совсем нет проблемы дифференциации зарплат, обусловленной, в том числе, рентной составляющей получаемых доходов.

Но не стоит рассчитывать и на то, что везде должен быть примерно один и тот же уровень оплаты труда.

Игорь Николаев, доктор экономических наук, 19 ноября 2018, 09:49

Источник:

Нефтяники назвали свою проблему: общество думает, что у них… большие зарплаты и достаток

Оказывается, молодой нефтяник в России получает до 20 тыс. рублей в месяц, живет в малых городах или в степи

Нефтяники России на казанском молодежном форуме развеяли мифы о баснословных суммах, которые зарабатывают добытчики черного золота. Ставка неквалифицированного рабочего первого разряда в этой отрасли не превышает и 10 тыс.

рублей, тогда как большая часть молодежи мечтает о быстрых деньгах, признал глава Нефтегазстройпрофсоюза Александр Корчагин.

Как гуманитариям попасть в «Транснефть» и упадет ли уровень безработицы среди молодежи в России, узнавал корреспондент «БИЗНЕС Online».

ГРОМКО, НО БЕЗ ПЕРВЫХ ЛИЦ

Всероссийский форум молодежной политики Нефтегазстройпрофсоюза России стартовал сегодня в Казани.

Несмотря на то что анонсы мероприятия для журналистов пестрили яркими заголовками с участием татарстанских VIP'ов, в «Гранд Отель Казань», где, собственно, и собрались молодые нефтяники страны, первых лиц компаний и республики практически не было, а основной контингент гостей масштабного мероприятия составляла молодежь 20 — 30 лет. Из официальных гостей были председатель молодежного совета профсоюза «Газпром добыча Оренбург» Василий Селин,генеральный директор АО «Транснефть – Прикамье» Роберт Галиев. Минпромторг РТ представлял замминистра Алексей Савельчев, а «Татнефть» — заместитель директора Дамир Мухаметшин, был и замминистра по делам молодежи и спорта РТ Рустам Гарифуллин. Зато не пропустил профильное мероприятие председатель Нефтегазстройпрофсоюза России Александр Корчагин

По данным международной организации труда, 71 млн молодых людей в мире безработные, обратила внимание собравшихся зампредседателя федерации независимых профсоюзов России Галина Келехсаева. После трехлетнего периода продолжительного спада безработица начала расти, и ее уровень составил 13,1%.

Свыше 40% молодежи либо не имеют постоянного заработка, либо живут в бедности. «В России ситуация получше, но тем не менее у нас тоже такая проблема есть», — признала она, но подробные цифры по России раскрывать не стала. В самом докладе МОТ нет указаний на то, каков уровень безработицы среди молодежи в отдельно взятой стране.

Однако в тексте отмечается, что в регионе Восточной Европы, куда входит Россия, ее уровень будет снижаться, «несмотря на недавние неблагоприятные экономические события в Российской Федерации». Безработица в Восточной Европе, по прогнозам МОТ, достигнет 16,6% в 2016 году (17,1% в 2015 году), с дальнейшим снижением до 16,2% в 2017-м.

Келехсаева признала, что сегодня в России необходимо добиваться более высокого уровня социальной гарантии для молодых людей.

Об этих социальных гарантиях и начали рассказывать следующие выступающие. Отойдя от официоза, принятого на подобных мероприятиях, можно заметить, что в своих выступлениях эксперты президиума подняли несколько важных для нефтегазовой отрасли проблем.

Гендиректор АО «Транснефть – Прикамье» заметил, что средний возраст работников компании — 41 год и 1/5 часть сотрудников — это люди младше 30 лет.

 По словам Галиева, в их организации каждый может найти себе занятие по душе с техническими и гуманитарными способностями, так как процесс транспортировки нефтепродуктов объединяет 650 профессий, из них 112 являются особенно специфичными.

«Но есть одна особенность: если человек хочет жить и работать в мегаполисе, работать с 9 до 5 и получать высокую зарплату, то это не к нам, — сразу оборвал все надежды молодых людей Галиев (правда, сколько таких наивных и неадекватных граждан в России и в Татарстане, он не назвал — честно говоря, опыт автора подсказывает, что не так уж и много — прим. авт.

). — Потому что если есть желание трудиться, но пусть будет сложная работа в небольших городах и поселках, на удаленных станциях, при этом будет обеспечена достойная оплата труда (опять же конкретная цифра не прозвучала — прим.

авт.), значительно превышающая среднерегиональные уровни, тогда работу в системе организации „Транснефть“ можно назвать привлекательной. Мы рады, что есть те, кто предпочитает именно этот вариант развития своего уровня жизни».

 

«БОЛЬШОЙ ДОСТАТОК, ЗАРПЛАТА ВЫШЕ СРЕДНЕГО В НЕФТЯНОЙ ОТРАСЛИ — ЭТО НАИБОЛЕЕ ОБСУЖДАЕМЫЙ МИФ»

«Большая проблема в том, что общее мнение в обществе: нефтегазовая отрасль — это в первую очередь большой достаток, зарплата выше среднего. Это наиболее обсуждаемый миф», — признал Корчагин в беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online».

По его словам, реальность такова, что работа нефтяников чаще всего — это работа в малых населенных пунктах на объектах Сибири и где-нибудь в степи.

И когда молодые люди получают соответствующую специальность, замечает эксперт, у многих складывается впечатление, что это работа в офисе в белой рубашке и в каком-то региональном центре, с полными карманами денег. И вправду, как еще может выглядеть нефтяник?

«Около 60 процентов нефтяных компаний работают на Севере. Для того чтобы получать высокую зарплату, есть формат денежных коэффициентов. Нужно проработать там пять лет, тогда ты будешь получать максимум северных коэффициентов. У нас ставка рабочего первого разряда сегодня 9,2 тысячи рублей — это неквалифицированный рабочий. Всего у нас от 12 до 16 ступеней.

Квалифицированный рабочий — это около 18 — 20 тысяч рублей.

Есть премия, северные районные коэффициенты, дальше уже зависит от системы оплаты труда», — говорит Корчагин о зарплате для молодых людей и тем не менее замечает, что большинство предприятий привлекают на начальном этапе работников если не зарплатой, то с помощью договоров по адаптации — либо предоставляют жилье, либо дают деньги на первое время.

 С ним согласился и Селин: «Но практически у всех у них есть коллективный договор. Там расписаны все льготы и компенсации, существующие на предприятиях. Там же есть разделы работы с молодежью: обеспечение жилищных условий, компенсация выплат ипотеки. Я не думаю, что у других отраслей есть такая возможность — стимулирование молодежи». 

В беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» зампредседателя молодежного совета профсоюза, замначальника отдела кадров ПАО «Татнефть» Ренат Мамин также признал, что удержать подрастающее поколение практически невозможно: «Вы прямо не в бровь, а в глаз.

Источник: https://visa-kak.ru/oformlenie/zarplata-neftyanika-v-rossii-v-2018-godu.html

ПраваГуру
Добавить комментарий